Нарвский юрист, правовед Александр Гамазин предложил gazeta.ee опубликовать его Открытое письмо к членам действующего правительства. Гражданин Эстонской Республики, получивший гражданство в сентябре 1993 года за особые заслуги в общественной деятельности в период восстановления независимости Эстонии, решил таким образом не только поделиться своими размышлениями на волнующие его как гражданина Эстонии темы, но и проверить таким образом, есть ли сегодня в стране свобода слова.

Говорите, микрофон включен!

Мог ли Нарвский танк быть знаком оккупации?

     В одной из предыдущих  своих публикаций  я попытался объяснить, почему наш «Танк» не мог быть символом путинской агрессии в Украине. Теперь говорю с вами о самом крамольном в нашей стране, и пока ещё не запрещенном в Эстонии.

Итак, повторяю свою мысль, высказанную ещё в декабре 2013 года на какой-то конференции в Таллинне, что освобождение Эстонии от немецкого нацизма в 1944 году не было возобновлением советской оккупации, поскольку почти сразу в городах и поселках Эстонской ССР были восстановлены местные и государственные органы власти. Фактический период оккупации Красной армией длится недолго; начался он, как известно, утром 17 июня 1940 года, когда вооруженные силы СССР, несомненно и грубо нарушая основные принципы международного права, вторглись на территорию этого суверенного прибалтийского государства и взяли под свой контроль всю структуру власти в Эстонии.

Под советским вооруженным диктатом были проведены в июле того же года так называемые «выборы» в новый законодательный орган страны, который, являясь полностью подконтрольным указаниям московских эмиссаров, ещё через месяц единодушно (как и полагается в оккупированной стране) принял закон о вхождении «независимой» Эстонской ССР в состав Советского Союза.

Разумеется, и это решение являлось и до сих пор является ничтожным с юридической точки зрения. Но оно закончило период оккупации (то есть, советского военного управления) и повлекло другой этап существования эстонской государственности – период власти здесь советских и партийных органов, в которые назначались (выборы, повторяю, всегда в СССР были профанацией) в большинстве своем местные уроженцы. То есть, в основном или в значительной степени – эстонцы.

Другими словами, если бы здесь продолжался оккупационный режим – то ли до августа 1991-го (когда было провозглашено восстановление независимости Эстонии), то ли до августа 1994-го (когда отсюда вышли последние российские войска), то все сотрудники – от сельсоветов и райисполкомов и райкомов партии до работников республиканских министерств, профсоюзных комитетов, НИИ и Центрального комитета компартии Эстонии (10-этажное здание нынешнего МИДа), а также тысячи сотрудников и служащих МВД, местных воинских частей – были коллаборационистами. Парторгом республиканского театра «Эстония» был великий певец Георг Отс; в фильме «Гнездо на ветру» (1979 г., оператор Арво Ихо) неподражаемый актер современности, а тогда ещё юный Тыну Карк показывает, как эстонский хуторянин приспосабливается к новой, советской жизни…  В какой-то момент советские профсоюзы в Эстонии возглавлял Сийм Каллас, имевший почти 20-летний стаж пребывания в КПСС.  Реформист Андрус Ансип в молодости был зав.организационным отделом Тартуского горкома КПЭ (тот самый, что через два десятка лет руководил Правительством Эстонии в период ночного переноса Бронзового солдата в апреле 2007 года). 

Вообще, из 100 великих деятелей Эстонии в ХХ веке (список составлен в 1999 году авторитетными общественными институтами) 62 росли и/или творили при Советской власти. Почти забавно, что будущий второй (третий) президент нынешней Эстонской Республики Арнольд Федорович Рюйтель долгие годы был и секретарем ЦК КПЭ, и кавалером ордена Ленина, а свою докторскую диссертацию в марте 1991 года защитил … в гор. Подольске Московской области! 

И если это так, то в качестве пособников оккупационного режима ваши, господа нынешние министры, отцы и деды – граждане первой Эстонской Республики (1918-1940) участвовали в 1965 – 1985 годах в строительстве и открытии всех этих воинских памятников и монументов, которые вы сейчас с такой злой радостью снесли в Нарве. Может быть, для вас, 40-45-летних, будет неожиданностью узнать, что все проекты этих мемориалов – и на берегу реки Наровы, и в призамковом парке Нарвы разрабатывались, естественно, в республиканских государственных проектных организациях в Таллинне, а утверждались на уровне министерств Эстонской ССР. То есть, опять-таки – местными «коллаборантами» московской оккупационной власти.

В действительности, утверждаю ещё раз,  советская оккупация в странах Балтии закончилась присоединением (инкорпорацией, аннексией) их в состав СССР в августе 1940 года. И, следовательно, нарвский «Танк» как символ оккупации Эстонии был придуман в наше время небольшой, но влиятельной группой людей, которые решили избавиться от «постыдного» прошлого  с в о и х  отцов и дедов, проектировавших и возводивших в 1960-1980 годах на своей эстонской земле сотни советских памятников.

Исходя из этого смею утверждать, что варварское полицейско-воинское уничтожение «бульдозерным утром» 16 августа 2022 года идеологически окрашенных памятников было исторической местью, – за жестокие и ничем не обоснованные страдания эстонского народа в период насильственных депортаций, за беззаконное отбирание, «национализацию» больших домов и земельных участков, даже рыболовецких судов и т.п., за гибель без предъявления обвинений в уральских лагерях и в Сибири, за вынужденное бегство в Канаду, Швецию или в Австралию… К тому же танк напоминал, что под такими же гусеницами и от снарядов таких же танков и пушек погибали на синимяэских высотах сотни и даже тысячи эстонских парней, вынужденных в германских эсэсовских мундирах сражаться будто бы «за независимость Эстонии»; цитата из послания министра обороны Яака Авиксоо в июле 2007 года в адрес бывших солдат Ваффен СС. (Это напоминание, о котором вслух не скажешь,  – всё-таки в нацистской армии сражались «за свободу», – с годами в памяти следующих поколений аберрировали, перенесли на «оккупацию», период которой законодательно продлили с августа 1940 года на август 1991-го). 

Большинству в Эстонии сейчас хочется, чтобы ничего предметно, визуально не напоминало о том, что в перечисленных выше беззакониях и репрессиях – с советской стороны массово участвовали коренные граждане Эстонии, которые, естественно, уже не были подневольными жертвами «оккупации», а дослуживались до генеральских званий на постах министра МВД, начальника гражданской обороны Эстонской ССР, прокурора республики или начальника местного управления КГБ. Получали за доблестный труд медали и ордена, в скверах стояли бюсты выдающихся деятелей Советской Эстонии, а пара-тройка прирожденных граждан нашего государства и сейчас где-то в своих комодах хранят золотые звезды Героев социалистического труда…

Поэтому, г-да министры, вы нечестно выдаете это наше ОБЩЕЕ прошлое за прошлое одних только понаехавших русских. Это неправда, и такая несправедливость тоже угнетает нас, бывших советских людей. 

 Разницу в менталитетах принимают за верность путинской России

Уверен, что самое непонятное для коренной части населения Эстонии, это то, как нарвитяне чуть ли не обожествляют свой «Танк», и, вероятно, не одна тысяча горожан сменили друг друга за несколько дней в период с 2-го по 16-е августа с.г., круглосуточно дежуря у постамента. «Охраняют орудие смерти!», «Берегут машину для убийства!», – вот характерные оценки эстонской части нашего общества.

Но никто не удосужился вспомнить, что нарвитяне не в первый раз отстаивали свою среду, в которой они проживают. А ведь почти весь город, включая чуть не полный срок созыва Нарвского горсобрания, следил лет 10-12 назад за трехлетним сражением дома по ул.Тиймана 18 (KT „Valge Sein“) по сохранению вокруг этой 9-этажки травяного газона, и ведь отвоевали жители, пройдя три судебные инстанции, это жизненное пространство. Как и чуть позже отстояли свое место отдыха люди на Кангеласте, 11. Затем была битва с горуправой за участок перед магазином «1000 мелочей». Наконец, лет 5 назад отбили желание тогдашнего руководства Нарвского музея застроить крепостной двор гостиничным комплексом. «Что вы за народ такой, Нарва?!. Нигде не спорят с властью, одни вы бунтуете»,- расстраивался и тогдашний главный архитектор города, и тогдашний директор музея.

Очевидно, им не дано было понять, что во всех этих случаях тысячи горожан резко протестовали против ликвидации тех объектов, к которым жители привыкли с детства, с юности, и которые составляют часть их публичного ареала. И меньше всего нарвитяне размышляли о том, какой эпохе – довоенной или послевоенной (по старой терминологии) принадлежит новодел замка Германа, пушки Петровского креста. Или –до последнего времени – танк на постаменте.

А если оглянуться лет на 100 назад, то точно так же православные жители Таллинна отстояли от планируемого правительством Эстонской Республики сноса собора Александра Невского на горке Тоомпеа. Каких только аргументов не выдвигала тогда власть – и символ это царского режима, и прославление русских моряков на памятных досках внутри помещения, и вообще – какой-то лягушкой ваш храм стоит, не вписываясь в строгую готику крепостных шпилей и башен…

В общем, почти ничего нового за сто лет не придумано. Только мощной спецтехники, пожалуй, не было в то время, да люди в тогдашнем правительстве дальновиднее и мудрее оказались. Ну, и полицию с солдатами не привлекали для  быстрого решения споров о зданиях и сооружениях.

Нынешние же рассуждения о «нарвском менталитете» прямолинейны до примитивности. Опять трудно поверить? – Тогда посмотрите, как легко ещё один член нынешнего кабинета министров записала в число, образно говоря, «врагов народа» руководителя профсоюза энергетиков Андрея Зайцева, который всего-то выразил неудовольствие тем, что в Аувере утром 2 августа сняли с постамента красноармейскую гаубицу. Из факта недовольства А.Зайцева министр государственного управления Рийна Солман делает вывод, цитирую: «В Нарве есть и другие проимперски настроенные сторонники режима Путина…» (газета «Северное побережье», 18 авг. 2022).

Повторяю медленно, с расстановкой: такие заключения о профсоюзном лидере делает не какой-нибудь анонимный комментатор в соцсетях, не подвыпивший в пивном баре патриот, а член правительства Эстонской Республики. Это, уважаемые сограждане, характеристика даже не из протокола партсобрания 1970-1980 годов, а ближе к обвинительным заключениям НКВД 1930-х годов: «Обвиняемый выражал недовольство тем, что правление колхоза транжирит фуражное зерно, и в ходе следствия выявлены и другие кулацко настроенные  сторонники режима Троцкого».

И теперь скажите мне, г-жа Р.Солман, у кого больше проимперского: у А.Зайцева, смело высказавшего на телекамеру свое чувство обиды, или у Вас, поставившей этому производственнику политическое (пока ещё) клеймо?

          Тоталитаризм – очень заразен, и невидим, как радиация

Наше общее прошлое было, действительно, иногда диктаторским (при Сталине) и часто жестоким. Но черты такого же точно тоталитаризма ярко проявились утром «танкового дня» 16 августа 2022 года, и ваша спецоперация по принуждению нарвитян «к совместному движению в будущее», уверен, очень понравилась в Кремле. И внезапностью, и полицейско-военным размахом (силы на беззащитный ржавый танк были стянуты, по опубликованным сведениям, со всех уездов Эстонии), и аж 9-ю задержанными. Правда, не за нарушение общественного порядка, а «превентивно», по-лукашенковски. Или – по-путински, когда активистов в Москве и Петербурге брали при выходе из метро или просто у подъезда собственного жилого дома, чтобы они не добрались до места проведения пикета. Точно так же задержали в Нарве семь человек до начала мероприятия… 

А главное, чему порадовались кремлевские пропагандисты, так это результатам вашей «спецоперации», – внутренним опустошением, выжженными душами русских людей в Эстонии, до этого верящими в справедливость и законность действий своего государства (ну, читали, наверное, психологические исследования или следственные дела об изнасилованиях). Напомню, если кто на Тоомпеа подзабыл, – правительству Эстонской Республики принадлежит исполнительная государственная власть (§ 86 Основного закона). 

Принципиальное нежелание знать советскую историю и загнать её в музеи, архивы и в спецхраны приводит к тому, что ни премьер-министр, ни два её силовых министра не знают об истории с московской «бульдозерной выставкой», когда в1974 году самовольный вернисаж художников, далеких от государственной идеологии социалистического реализма, был уничтожен специальным отрядом милиции (в оцеплении стояли также и сотрудники КГБ) с помощью поливочных автомашин и тракторов-бульдозеров. Физическое повторение в 2022 году советских способов борьбы с чуждым советским менталитетом – с применением бульдозеров, кранов и полицейского оцепления – что может быть бессмысленнее и позорнее? 

«Больше государства в Нарве!», – призывали высокие деятели из Таллинна. В действительности, государство вторглось не просто в Нарву, а в души горожан. Теперь его там очень много… Но это запрещено Конституцией  Эстонской Республики – § 11 «Права и свободы могут быть ограничены только в соответствии с Основным законом»; § 12 «Никто не может быть подвергнут дискриминации, в частности,  из-за его политических или иных убеждений, а также по другим обстоятельствам» (изложение параграфа);  также по этой норме запрещено и карается законом разжигание дискриминации между слоями общества; более того, «Закон защищает каждого от произвола государственной власти» – § 13 Основного закона.

И поскольку, как профессиональный юрист, лично я не видел пока ни одного правового обоснования для разрушения местных нарвских памятников, как объектов собственности муниципалитета, то содеянное правительственными органами утром 16 августа 2022 года выглядит явным произволом. Примечательно, что даже министр юстиции не смогла назвать редакции газеты Postimees этой юридической основы…

Ну, и наконец, уже назывался §.41 главного, основополагающего закона нашей страны:“Каждый вправе сохранять верность своим мнениям и убеждениям. Никого нельзя принуждать изменить их“ (выделено мной – А.Г.).

Таким образом, снос советских памятников – даже стелы с именами строителей Эстонской ГРЭС – это борьба с тоталитарной историей тоталитарными методами.

Но, может быть, это – солидарность с борющейся Украиной?

Тоже нет! Уже говорилось, что в украинском государстве четко разделяют памятные знаки советского идеологического прошлого и памятники воинской славы: если переименовывают улицы, то – носивших фамилии вождей или явно идеологического содержания, а не героев-воинов со звездочками на погонах или на фуражке. К примеру, в марте 2022 года, когда уничтожили прорвавшийся к центру города Николаева российский десант, то подбитые на перекрестке Центрального проспекта (бывший проспект Ленина) и 6-Слободской улицы (бывшей – Комсомольской) три самоходки через пару дней убрали, а вот Т-34 с благодарной надписью на постаменте оставили на месте. См. по поиску «Танк на углу улиц Ленина и Комсомольской не сносят и не отправляют на фронт…»

И вообще неизвестной была бы реакция нынешнего украинского государства, если бы там узнали, что нарвский танк изготовлен после войны на Харьковском тракторном заводе. Может быть, посоветовали бы в знак подлинной (а не фальшивой) солидарности просто развернуть пушку танка в сторону восточного берега…

К слову, о такого рода «солидарности» в других областях политики, которая в Эстонии на государственном уровне носит иногда признаки «суицида заодно» (есть такой термин в судебной психиатрии). Можно, к примеру, поддерживать стремление нашей страны (как и всей Европы) избавиться от газовой российской зависимости. Этот тренд, действительно, направлен на подрыв бюджета России с той целью, чтобы у неё не хватало денег на продолжение войны. Можно даже понять мотивы В.Зеленского, вскричавшего недавно в адрес Европы: что же вы позволяете россиянам шляться в качестве туристов на ваших курортах, когда их страна в буквальном смысле убивает наших детей (на прошлой неделе ООН опубликовало очередную шокирующую цифру: каждый день в среднем 5 детей в Украине погибает или получает ранения от военных действий; как можно вообще нормально жить с таким знанием?!). И наше правительство, славящиеся хладнокровием и медленной реакцией, мгновенно – в знак той же пресловутой «солидарности» принимают решение аннулировать шенгенские визы.

Безусловно, это поднимет моральный дух украинского правительства, а может даже и всего народа Украины. Бесспорно, это снизит тяжелую нагрузку нарвских пограничников. Но на этом плюсы и заканчиваются. А вот что в минусе: закрытие SPA-отелей в Ида-Вирумаа, резкое снижение деятельности гостиниц, мотелей и бензозаправок, продовольственных и промтоварных магазинов. И главное – прекратятся регулярные личные встречи тысяч и тысяч родственников и просто близких людей. Останутся без хозяев сотни и сотни квартир, а также жилых и садовых домов в большом Нарва-Йыэсуу. Естественно, эти объекты вскоре придут в негодность, а у квартирных товариществ появятся тяжелые денежные гири в виде безнадежных долгов за неоплату содержания вынужденно брошенного жилья. Мы же на курортной улице Нурме с дачами знаменитостей или на нашем усть-наровском пляже со 150-летней историей не увидим больше ни эстрадного артиста Семенова Альтова, ни певицу Ирину Понаровскую, ни знаменитого футболиста и тренера Валерия Карпина…

В этой связи ничего, кроме недоумения, не вызывает суждение министра иностранных дел Урмаса Рейнсалу: конечно, мол, в интересах Эстонии выполнение этими россиянами своих обязательств, и они должны найти способы, не нарушающие санкционного режима. «Если до этого момента счета за квартиру люди оплачивали, значит, у них есть доступные способы оплаты…». Такое впечатление, что наш министр либо лишен чувства логики, либо вообще не представляет особенностей, связанных с имуществом иностранцев. С одной стороны, г-н Рейнсалу считает, что россияне, вне закона лишенные Эстонией доступа в нашу страну, будут по-прежнему обязаны выполнять свои «эстонские» обязательства (а ведь они могут, опираясь на § 186 пункт 5, и § 188, часть 2, Обязательственно-правового закона, отказаться от этих обязанностей). А с другой стороны – открою министру известную всем иностранцам «тайну» – последние годы они могли оплачивать содержание квартир в Нарве или в Кохтла-Ярве, либо вносить земельный налог, только приехав сюда на лето или на выходные дни.

Такие способы «солидарности», с целью навредить кому-то (а не принести пользу тем же украинцам) во времена моей юности во дворе имели точную формулировку: назло кондуктору билет куплю, но пешком пойду… Повторяю, вряд ли «кондуктор» Путин сильно обозлится на то, что 30% его населения вместо Прибалтики и Польши будет ездить в отпуск на Бали и Сейшельские острова (кто побогаче) или в Турцию (кто поскромнее), а кто и вовсе отправится к теще в деревню: больше денег останется в России. Тем более, что ни Испания, ни Франция с Италией не поддержат противоправную инициативу нашего правительства.

«Господа, соблюдайте вашу Конституцию!»

Но что всего опаснее: эта санкция уже не против России как государства, а против частных лиц, что противоречит самому смыслу и целям европейских мер. Впрочем, противоречит она и нормам как Всеобщей декларации прав человека 1948 года, так и Европейской конвенции по правам человека, которые являются составной частью эстонского законодательства. 

В первом документе говорится, в частности, что каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, без какого бы то ни было различия – в отношении, расы, цвета кожи, пола, языка, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения. Больше того, в статье 2-й названной Декларации прямо закреплено: не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового статуса или территории, к которой человек принадлежит. 

Бакалавру права Кае Каллас и специалисту по рекреационным услугам Лаури Ляэнеметсу (чье «юридическое» образование остановилось на курсах командиров рот в Кайтселийте), может быть, не ясно, какие правовые последствия для Эстонии влечет фактическое приостановление нашим государством основных международных норм о правах человека (дискриминация по признаку гражданства), но крупный юрист-практик Урмас Рейнсалу обязан понимать, что и в этом вопросе он играет в интересах путинской России. Не верите? Давайте порассуждаем о том пояснении, которые оба политика дают в связи с прекращением шенгенских виз для россиян: путешествия в Европу – это, мол, привилегия, а не право, и потому мы лишаем россиян данного бонуса.

Ещё раз открываем Конституцию Эстонской Республики, § 3: общепризнанные принципы и нормы международного права являются неотъемлемой частью правовой системы Эстонии. И если Россия уже вышла из юрисдикции Европейского суда, именуя права человека «так называемыми», то мы в Эстонии прямо идем по тому же самому пути! Не буду перечислять сотни и тысячи российских случаев игнорирования свобод и интересов частных лиц, а приведу лишь один любопытный пример 15-20-летней давности, когда в музеях, в зоопарках и других центрах культуры России ввели раздельную плату: для иностранцев, допустим, 400 руб, а для граждан РФ – 200. Когда ЮНЕСКО обратило на это внимание, российские власти установили: входная плата, действительно, равняется 400-м рублям, но для граждан Российской Федерации вводится ценовая «льгота» – 200 руб. Издевательство над смыслом проблемы? Дискриминация по признаку гражданства? Конечно. И чем эта российская «привилегия» в антиправовом смысле отличается от введенной сейчас Эстонией? Ничем.

Когда-то году в 1965-м российские диссиденты впервые вышли на пикеты с лозунгом, приведенным в заголовке этой части, – о выполнении Конституции СССР. Эти правозащитники, вероятно, уже не считали главный закон своим. Но Основной закон Эстонской республики – это наша общая, всех жителей страны, правовая норма. И в первую очередь её следует соблюдать как правительству в целом, так и отдельными министрами. 

Возвращаясь к высказываниям и решениям г-жи Каи Каллас и Урмаса Рейнсалу, грубо нарушающим международное законодательство, скажу, что в них проглядывает и простая глупость: наши министры говорят, что они хотят этим способом своей «солидарности» заставить задуматься россиян о том, куда ведет их Путин. Если г-н Урмас Рейнсалу (ровесник моего сына) захочет вникнуть в мои слова, то я в состоянии ответить за этих дискриминированных россиян: они будут обозлены вовсе не на Путина, который не отбирал у них законно выданные визы, а на конкретных нарушителей Эстонской конституции (уже упоминавшегося § 12 Основного закона, гарантирующего равенство всех, независимо, в частности, от гражданства)…Ну, а совпадающая злость только объединяет граждан любой страны со своими правителями; это – тоже из известных законов психологии.

     Хвост виляет собакой, и она, раздраженная, кусает своего хозяина

Давайте расставим все точки над „i“ и ответим, наконец-то на вопрос: чье же решение выполнило Правительство по нарвским памятникам?

Итак, в понедельник 18 июля президент Эстонии утвердил новый состав правительства из представителей реформистов, соцдемов и исамаалийтчиков. И ровно через неделю появились первые сообщения о том, что новый Кабмин решил снести все советские памятники, для чего вскоре создал секретную по составу комиссию. После этого появились высказывания о нарвском танке как символе российской агрессии на Украине, о «вспыхивании старых душевных ран эстонского народа в связи с советской оккупацией» и пр.

Другими словами, с конца февраля и до конца июля 2022 года этих ассоциаций у прежнего правительства Каи Каллас почему-то не возникало. Почему?  Потому что в прежней коалиции в доме Стенбока не было соответствующего условия! А теперь оно появилось. Конечно, оно долго обсуждалось руководителями трех партий, иногда ночи напролет. И когда стало ясно, что ещё день-два, и президент Республики поручит создать новый Кабинет министров какой-то иной партии, реформисты и социал-демократы согласились на условие Isamaa…

Помните, правительственный альянс центристов с EKRE, когда Юри Ратас со товарищи вынуждены были, в целях сохранения своего приоритета, терпеть одну за другой выходки министра внутренних дел Марта Хельме. Пока не кончилось терпение у международных партнеров нашего государства… Вот тогда и вспомнили подходящее сравнение с хвостом (относительно маленькая, но решающая судьбу коалиции партия), который почти руководит собакой, заставляя её вертеться так, как хочет. 

Сейчас этот, продолжая образное сравнение, хвост (партия Isamaa) так вынудил вилять собаку (правительство в целом), что та больно укусила часть своего хозяина (если за такового считать народ Эстонии, который, по § 1 нашего Основного закона является носителем верховной власти). И всё для того, чтобы просидеть на министерских постах каких-то 7-8 месяцев… Опубликованного решения Правительства о переносе и разрушении нарвских памятников так и не появилось.

Почему молчат академики и другая интеллектуальная элита

Читатели, безусловно, давно задаются вопросом: а по какой причине интеллектуальная элита страны не говорит о грубом посягательстве правительства Эстонии на Основной закон страны? Почему не слышно эстонских профессоров и юристов-историков по тем проблемам, которые подняты в данной публикации? Где позиция канцлера права, быстро подметившей, что заседание Нарвского горсобрания почти полностью прошло на русском языке? (Кстати, замечу в скобках, что ни в Конституции нашей страны, ни в одном другом правовом акте не говорится о том, на каком языке обязаны говорить депутаты на своих заседаниях. Да, в Законе об организации местного самоуправления установлено требование о языке делопроизводства, но когда члены городского или волостного собрания выступают с трибуны, они этим не ведут делопроизводство).

И вновь позволю себе одно предположение: эти специалисты не хотят раскола в единстве эстонского общества. Пусть, мол, и есть нарушения Конституции, но в «это тяжелое, переходное время, да ещё на фоне войны России» нам нельзя критиковать свое правительство. Это же будет на пользу врагу…

И опять такая позиция является чисто советской. Автор данного текста уже прилично пожил, и много помнит. В частности, всплывает в памяти эпизод, когда я учился во Всесоюзном институте повышения квалификации следственных работников в Ленинграде. На одном из семинаров следователь прокуратуры из Силламяэ по фамилии Ададуров (помнится, его звали тоже Александром) спросил преподавателя: не кажется ли вам, что шамкающая и причмокивающая речь генерального секретаря ЦК КПСС дискредитирует нашу страну? Ведь ничего, кроме насмешек, выступления Брежнева даже в народе уже не вызывают, а что уж говорить о наших союзниках.  Преподаватель – генерал в отставке подумал, помолчал – мы слегка напряглись за Сашу (шел 1977 год) и серьезно произнес: мы, товарищи, должны в такое тяжелое, переходное время, да ещё на фоне непрерывных провокаций империализма, показывать свое единство вокруг нашей партии во главе с Леонидом Ильичом…

К чему привело такое показное «единство» уже через десяток лет, общеизвестно: официальное вранье и правительственное лицемерие немало способствовало тому, что советское общество рассыпалось на мелкие и крупные кусочки. 

     Подводя небольшой итог сказанному, замечу: все 30 с лишним лет никто из государственных или общественных элит не ведет с русским населением Эстонии прямого диалога по приведенным выше и множеству иным темам. Редкие политики иногда выступят в Нарве в формате пресс-конференции и порой невпопад ответят на острые вопросы – без какого-либо «круглого стола», без неких семинарских занятий, и уедут.

Уверен, что самое время Правительству Республики организовать сейчас такие семинары: разработать их темы, созвать сначала всех желающих поучаствовать на собеседованиях, а затем провести полнокровные и открытые дискуссии. 

  1. Александр Фёдорович, спасибо большое. За то, что указываете статьи закона, на которые мы, Нарвитяне, можем ссылаться. И вобще статья нужная.

  2. Есть интересные поинты, но много но…
    Танк создавал напряженность, его нужно было убрать. Люди с достаточным уровнем осознанности и здравомыслия не хотят жить среди траурных памятников. А смотреть как люди делают с ними свадебные фотографии тем более.
    Ставнение русской, белорусской и советской тоталетаности с “эстонской” просто смешно.

  3. Эстония для русских становится Северной Кореей. На русскоязычных не распространяется правое поле, впрочем, как и человеческое!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.