Роман немецкого писателя Бофа Бьорга под названием Auerhaus был представлен впервые в русском переводе Майи Мельц на презентации в Нарвской центральной библиотеке с участием автора в рамках ежегодного цикла культурных мероприятий «Немецкая весна», проводимого Немецким культурным центром имени Гёте.

«Наш дом» – где он?

Отвечая на вопрос о любимом писателе, Боф Бьорг назвал имя Франца Кафки: «Можно снова и снова возвращаться к этим текстам». Фото: Сергей Трохачев

Боф Бьорг, родившийся в 1965 году в Западной Германии и получивший образование в вузах Берлина, Лейпцига и Амстердама, не новичок в литературе.

В 2008 году он опубликовал роман Deadline (с английского – «конечный срок»), а затем, в 2015 году последовал Auerhaus, практически немедленно ставший бестселлером. 

Автора можно также назвать и артистом разговорного жанра: он периодически выступает в берлинских литературных кафе с короткими, как правило, юмористически текстами – красивая традиция, достойная воплощения в среде нарвских интеллектуалов.

О чем повествование?

Фабула «Нашего дома» (так, строго говоря, следует перевести название – от английского our hause, но в несколько игривой немецкой транслитерации, сохраненной также и в русском переводе) достаточно проста. Группа 18-летних молодых людей, которые по разным причинам не хотят более жить с родителями (главный герой – Фридер – даже совершает попытку суицида и попадает в психиатрическую клинику), на один год перед выпускными школьными экзаменами поселяется в деревенском доме, который вскоре начинает называть «нашим», покуривает травку, стремясь к тому, чтобы их жизнь не прошла по заранее известному сценарию – «родился, учился, женился, умер» (в романе – повторяющийся каскад из песни известной панковской группы) – и делая все возможное для достижения этой цели.

Таким образом возникает форменная коммуна, не связанная с постылой обывательщиной, но унаследовавшая проверенную временем традицию мощной гуманитарной культуры. Повествование ведется от первого лица, оно насыщено юмором, порой циничным, но всегда абсолютно искренним. Периодически герои романа слушают песенку, бывшую очень популярной в 1980-е годы (время действия романа), где все время повторяется рефрен our hause, который они, толком не зная английского, естественным образом преобразуют в понятное им буквенное обрамление – auerhaus, – именно «наш дом».

Как возникает бестселлер?

Это непростой процесс, объяснил Боф Бьорг, отвечая на вопрос из зала. Роман Auerhaus, в некоторой степени автобиографический, вышел в свет в начале 2015 года и сразу же был достаточно тепло встречен читателями. А через полгода произошел новый взлет благодаря положительному отзыву четырех критиков, выступивших в популярной телевизионной передаче и обнаруживших в книге любопытные подтексты. И тогда продажи снова пошли вверх. К настоящему моменту тираж достиг уже 250 тысяч. Плюс к этому добавились театральные постановки, которых на сегодня уже более 40. Более того – сейчас готовится экранизация с планируемым выходом на экраны в декабре нынешнего года.

Книга адресована отнюдь не только молодым, но рассчитана на разного читателя, – подчеркнул Боф. Как показывает статистика, роман читают и те, кому за 80.

Логическое продолжение обучения

Далеко не всегда презентация книги бывает рутинным мероприятием, что и доказал Боф Бьорг. Он прочитал на немецком фрагмент романа, а Майя Мельц синхронно выводила на экран соответствующий текст. Таким образом собравшиеся в зале учащиеся нарвских Кесклиннаской гимназии и Ваналиннаской государственной школы, изучающие немецкий язык, смогли прослушать и отследить зрительно образец современной немецкой прозы в оригинале. Роман «Ауэрхаус» является обязательным для прочтения в выпускных классах немецких гимназий, а обе нарвские школы получат по экземпляру книги на немецком языке в подарок от автора.

Кстати, как выяснилось в краткой беседе с Бофом Бьоргом, в немецких гимназиях в плане выбора дополнительных иностранных языков есть вариант – латинский или французский. Сам Боф, как он признался, не задумываясь выбрал латынь: недаром героиня его романа по имени Вера частенько обращается к своему возлюбленному со словами te amo, «я люблю тебя». В «средневековой» Нарве «латынь из моды вышла ныне», а, по мнению пишущего эти строки, зря: надо бы расширять пространство гуманитарного знания.

Трудности перевода

Непреодолимых препятствий практически не было, рассказала нам переводчица Майя Мельц, выпускница Таллинского университета (на тот момент Педагогического института). Хотя это был ее первый перевод с немецкого: ранее Майя много переводила с эстонского. Единственная проблема касалась сленговых выражений, характерных для молодежи. Многие ли ответят, что означает английское cool cat? Только не буквально, разумеется! У Бофа Бьорга этого, правда, нет, зато есть масса других специфических немецких словечек, с которыми Майя Мельц прекрасно справилась, точно подобрав соответствующие понятия в русском языке и тем самым лишний раз подтвердив нетленный лозунг Корнея Чуковского: перевод – есть «высокое искусство». 

Естественный вопрос прозвучал из зала: а какие планы в смысле издания романа в России? Боф Бьорг этим вопросом не занимается, а Майя отметила, что таллиннское издательство «Александра», которое выпустило роман, конечно же, свяжется с российскими коллегами и уже готово поставлять экземпляры, а далее – заключать соответствующие договоры. 

Сегодня книга существует в переводах на пяти языках – помимо русского, это – нидерландский, итальянский, украинский и, как ни странно, корейский. «В Южной Корее очень много читают, – пояснил Боф Бьорг, – и очень интересуются иностранной литературой». После Китая Корея является основным потребителем литературы на немецком языке. Есть такая теория, что Южная и Северная Кореи, будучи разделенными, отчасти напоминают судьбу двух Германий и поэтому там в фокусе европейский опыт.

Сергей Трохачев

 

«Наш дом» – где он?

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.