Памятник Петру Великому представлял из себя стеллу c надписью : «Благодарная Нарва Петру I». Фото: tellis.vcoz.com

Раскопки возле нарвской ратуши, где уже  продолжительное время ведутся работы по реконструкции, на минувшей неделе  порадовали чередой археологических находок. И еще ярче высветили вопрос: как обходиться со всем этим богатством?

Можно закопать, ведь есть же строительный проект, у которого существуют сроки и под который рассчитаны финансы. И лишь потом в рассказах экскурсоводов упоминать, что «под нами» находится нечто невообразимо интересное. А можно постараться и визуализировать следы прошедших эпох в Старом городе, чего пока в самой что ни на есть исторической части Нарвы печально мало. Причем вариантов на этот счет даже несколько.

Такой темой и озабочен сейчас Илья Давыдов, археолог, осуществляющий археологический надзор на Ратушной площади, постоянный добровольный консультант «Нарвской Газеты». Именно благодаря его профессиональной осведомленности, энтузиазму и личному участию в земляных работах удалось извлечь из небытия несколько уникальных нарвских древностей.

Мы уже сообщали о том, что под слоем земли на Ратушной площади были обнаружены фундамент триумфальной арки и основание позорного столба. Строительные работы на территории будущей Стокгольмской площади в среду принесли новую маленькую сенсацию:  были откопаны стены домов периода средневековья.

Останки средневекового дома

… Торопимся на место обнаружения не только из-за важности новости, но еще и потому, что строительные работы вот-вот продолжатся, и все это историческое сокровище вновь уйдет под землю.

Основным источником информации о быте людей и материальной культуре прошлого по большей части является именно археология. Вот поэтому я обращаю внимание даже на такие мелочи, как горелое зерно или остатки обугленных досок.

Опускаемся в котлован, как будто перемещаемся в глубину веков: мощная плитняковая кладка, покоящаяся на больших валунах, арочные своды, ступеньки внутристенной лестницы! На них даже можно постоять…

«Эти фундаменты принадлежат дому номер 13 по улице Хельсинки по довоенной нумерации, – поясняет Илья Давыдов. – Дом стоял на восточной стороне улицы: вот сводчатый ход, заваленный ломаной плитой, с другой стороны мы видим еще один ход».

Улица Хельсинки (на самых ранних планах обозначена как Westergasse, не путать с современной ул. Вестервалли), увы, исчезла в Нарве в 1950-х вместе со сносом всей исторической застройки улицы.

– Эта улица точно средневекового происхождения, – говорит Илья. – Она появилась в Нарве, когда уличная сеть только формировалась, в 15 – 16-х веках. По нашей находке можно судить, что уже тогда здесь была довольно плотная застройка: строения стоят друг к другу впритык:  тут Хельсинки, 13, а здесь уже Рюютли, 5.

В ходе раскопок дома Хельсинки 13 был обнаружен подвал со сводами. Находка тем более значимая, что в отчете, составленном комиссией по инвентаризации разрушений города в 1945 году, помещения со сводами здесь указаны не были.

Продолжилась эта история тоже довольно оптимистично: строители пошли навстречу и, ради сохранения остатков средневековой застройки, трассу канализации было решено передвинуть на один метр дальше от стены.

Основание памятника российскому императору

Можно сказать, среда прошлой недели оказалась для Нарвы воистину Днем местного археолога: в этот же день было найдено основание еще одного памятника.

– Мы находимся сейчас на месте, где располагался монумент Петру Великому, – демонстрирует очередной археологический трофей Илья Давыдов. –  Этот памятник был сооружен в память 200-летия со дня рождения первого российского императора и представлял собой высокий обелиск, стоящий на постаменте.

Инициатива установки монумента принадлежала городскому голове Адольфу Гану, которого поддержало местное русское купечество, а возводился памятник на народные пожертвования. Чугунный обелиск памятника был отлит на чугунолитейном заводе Зиновьева в Нарве.

Установили памятник в 1874 году, однако простоял он на этом месте всего 50 лет. В 1922 году под предлогом ремонта его втихую снесли.

Археолог обращает внимание на своеобразную перекличку связанных с памятником дат: сооружен 1872 году по случаю 200-летнего юбилея, снесен в 1922-м, обнаружен в 2022 году, в год 350-летнего юбилея Петра Великого.

Являясь еще историком и краеведом, Илья считает, что место памятника Петра I обязательно должно быть отмечено на реконструированной площади, поскольку он характеризует русский имперский период истории города (вдобавок к памятникам 17-го и 18-го  веков,  о которых упоминалось выше), а на его строительство жители города скидывались «всем миром».

Наш долг –  хранить историю своего города такой, какова она есть, без ложного стыда и сожалений в угоду постоянно меняющейся политической конъюнктуре, такой же доносить ее до окружающих людей.

А на «десерт» – зерновая закладка

Пятница на Ратушной площади отметилась совсем уж необычной находкой. Снимая верхний, планировочный слой засыпки площади, строители наткнулись на обугленный деревянный настил и зерновую яму.

– В яме оказалось горелое зерно, – рассказывает Илья Давыдов. – Оно лежало толстым слоем, примерно в 20 сантиметров, на площади размером примерно два на два метра.

Надо отметить, что к радости наших историков представляющие археологический интерес слои находятся на площади очень близко от поверхности, буквально под планировочным слоем советского времени и довоенной булыжной мостовой.

Илья демонстрирует нам пластиковый пакетик с зернами горелого ячменя и овса. «Взял на всякий случай для анализа», – поясняет он. Поскольку это зерно вместе с горелым деревом вышло в самом нижнем предматериковом слое, то возможно, что мы имеем дело со следами одного из крупных пожаров 17-го века, а то и более раннего времени.

Что же дают нарвитянам такие археологические сюрпризы?

Мы больше узнаем о хозяйственной деятельности человека на этой территории, характере и интенсивности ее использования. Как выглядел городской торг до того, как во второй половине 17-го  века он оформился в главную представительную площадь города, где были границы застройки и дворы, а где проходили улицы, какое замощение они имели, – отвечает историк. – Сейчас основные сведения нам приходится черпать из письменных источников, которые очень скупы на такие подробности.  Планиграфический материал о Нарве известен с 1640-х гг.; весь предыдущий период освещен письменными источниками довольно фрагментарно.

Воссоздание Ратушной площади – ключ к развитию Старого города

Фото: Татьяна Завьялова

Рассуждая о будущем найденных артефактов, а также останков древних построек, Илья Давыдов говорит, что его обращения по этому поводу к старшему инспектору Департамента охраны памятников старины в Нарве Мадису Туудеру, главному архитектору Нарвы Пеэтеру Тамбу  без внимания не остались, и есть надежда, что современные проекты не «похоронят» окончательно  подземные сокровища Нарвы.

Илья Давыдов: «Очень хочу надеяться, что одними разговорами дело не закончится и в итоге мы что-то здесь увидим», – заключает археолог.

Помимо этого, считает Илья Давыдов, городу уже пора определиться в главном: какую концепцию дальнейшего развития Старой Нарвы предпочесть? На данный момент, по его словам, существует несколько идей.

Заявленная в существующей общей планировке Старого города идея археологического парка направлена в никуда и с точки зрения археологии и охраны памятников более чем спорная, считает нарвский историк.

Строительство исторического квартала на месте пустыря между ратушей и ул. Пимеайя (команда Вадима Орлова и Петера Зашева) является прежде всего бизнес- проектом, внешне привлекательным, но в основе которого не чувствуется наличия цельной градостроительной мысли. Без этой объединяющей идеи весь этот проект рассыпается на кучу отдельных проектов, а большая часть исторического городского пространства разваливается на части. Есть идея воссоздание домика Петра, но восстановление одного дома без восстановления соседней застройки и прилегающих улиц не создает ощущения целостности.

Самым же подходящим для Нарвы решением — и с финансовой стороны, и с точки зрения производимого эффекта – историк считает маркировку довоенной уличной сети в масштабах всего Старого города, а в некоторых местах и наиболее значимой городской застройки (места церквей, городской крепостной стены, ранних бастионов и ворот). Такая идея, кстати, заложена и в общую планировку Старого города, принятую в 2011 году. «Но реально в этом направлении до сих пор было сделано чрезвычайно мало», – говорит Илья Давыдов.

А ударной частью этой концепции могло бы стать (вос)создание законченного архитектурного ядра на Ратушной площади. В этом вопросе Илья полностью поддерживает точку зрения городского художника Дениса Гиренко. Обретение этого ядра задало бы направление развития для всего окружающего площадь пространства, явилось бы точкой отсчета, а вместе с тем задало бы рамки этого развития.

В этом случае уместно ставить вопрос о восстановлении исторического вида северной и восточной стороны площади, в первую очередь здания городской весовой и аптеки.  Правда, такой план тянет за собой нерешаемые, казалось бы, проблемы — к примеру, расселение и снос жилого дома Рюютли 2.  Однако, уверен Илья,  рано или поздно город будет вынужден заняться исключением этого дома из создающейся панорамы, поскольку с ним целостного исторического ядра на Ратушной создать не получится. Если город хочет, чтобы в Нарве появилась не сумма красивых зданий, а настоящее ядро Старого города, от которого затем пойдет дальнейшее его развитие, этот шаг он должен сделать, считает нарвский археолог.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *