Степан Рацевич

Первое знакомство с Нарвой

Утром следующего дня знакомлюсь с городом. Мама в роли гида и экскурсовода. За две недели пребывания в Нарве она успела познакомиться с достопримечательностями города довольно-таки подробно, так что, не задумываясь, основательно рассказывала об истории города.

Выйдя из гостиницы, сразу же попадаем в Иоахимсталь, на широкую Петербургскую улицу, по обе стороны которой впритык друг к другу стояли деревянные дома. Среди них попадались и каменные, причем, в каждом доме находилось по торговле, а иногда и по две-три. Как и подобает глухой провинции, Нарва следовала её традиции. По товарам, висевшим внутри или выложенным у дверей, безошибочно можно было определить, что это за торговля. По огромному, окрашенному в желтый цвет увесистому кренделю покупатель узнавал булочную. У дверей железомоскательной торговли висели дуги, цепи и тут же стояли ведра и деревянные шайки, а с окон бараночной, свешивались гирлянды баранок.

Мама рассказывала, как внимательно купцы относились к своим постоянным покупателям, одаривая их подарками к Рождеству и Пасхе, разрешали покупать в кредит на заборную книжку. Раз в месяц покупатель обязан был полностью рассчитаться. Часто доверчивый купец бывал обманутым и никакой суд не мог встать на его защиту. Так как заборная книжка не являлась юридическим документом.

Пересекаем первую поперечную улицу, именуемую Церковной. На её противоположных концах в окружении маленьких деревянных домов две церкви. На одном конце – Кренгольмская Воскресенская церковь из красного кирпича, выстроенная в византийском стиле. На её закладке в 1890 году присутствовал император Александр III с императрицей Марией Федоровной. Освящал храм в 1896 году архиепископ Арсений.

На другом конце улицы построен из серого нарвского плитняка лютеранский храм – эстонская Александровская церковь. Распластанная в ширину, она давит тяжестью мрачного камня, бесцветностью архитектурного решения, гнетет и приводит в уныние.

Петербургская улица, как и все центральные улицы города, вымощена крупным круглым булыжником. От этого происходит тряска и шум от проходящего транспорта. На повороте высится каменное здание театра «Выйтлея», наполовину скрытое высоким забором, за которым находится склад материалов чугунно-литейного завода.

Выходим на Петровскую площадь. В неё впадают многочисленные Петровские улицы под номерами. В западной части площади привлекает к себе внимание круглое здание из красного кирпича – водонапорная башня. Площадь покрыта тем же крупным булыжником. Казенка, ресторан, чайные и множество всяческих торговель – единственное, с позволения сказать, украшение площади, за которой следуют Ревельское шоссе, Почтамтская и Германская улицы.

Улицы к востоку от Петровской площади – Германская и Павловская – ведут в старую, самую интересную часть города, в древнюю Нарву времен ливонских рыцарей и шведских завоевателей.

 

Её центр составляют Вышгородская (главная улица старой части города), Рыцарская, Вирская, Рыночная, Гельзингерская, Кирочная, Булочная, Остерская, Ровяная, Богаделинская, Вдовья улицы. Деревянные дома встречаются редко. Узкие, холодные, мрачные улицы переплетаются между каменными готическими зданиями. Их толстые стены покрывают остроконечные крыши, крытые черепицей. В домах высокие каменные порталы, украшенные изображениями мифических фигур, купидонов, русалок, звериных голов.

 

Вышгородская улица

Главная улица Нарвы – Вышгородская – как и все улицы старинной части города, узкая, застроенная зданиями шведских времен. В конце её четырехгранная небольшая площадь в окружении монументальных, интересных по своей архитектуре исторических строений, а среди них старинная ратуша, строительство которой началось в 1663 году и закончилось в 1671 году по проекту шведского архитектора Георга Тейфеля. С правой стороны ратуши здание биржи, с левой – важня. Рядом частновладельческие дома, в том числе старая аптека, на стене которой с южной стороны устроены солнечные часы.

Ратуша и ратушная площадь

О ратуше следует сказать особо, с подробностями. Помещения её отличались строгостью форм, холодной чопорностью шведской обстановки. На первом этаже, при входе в большой зал, сильное впечатление производил расписной потолочный плафон с различными мифологическими изображениями. На стенах развешены потемневшие от времени полотна на тему Соломонова суда, Иосифа, рассказывающего свой сон фараону, Товия, возвращающего зрение своему отцу.
На хорах в зале располагался оркестр, игравший во время торжественных приемов.

По деревянной лестнице поднимаемся на второй этаж в другой зал. В этом зале проходили заседания магистрата. На старинных деревянных скамьях размещались бургомистры, ратманы во главе с бургграфом.

Потолок зала изображал северное полушарие, окруженное небесными светилами, зарисовками стихий вселенной. Стены украшали огромные портреты представителей королевских и царских династий. В здании ратуши не раз устраивался прием именитых гостей. Один только Петр 1 два раза побывал здесь. Осенью 1704 года он принимал здесь послов Польши и Турции. А в 1712 году вместе с женой – делегацию нарвского купечества.

На остроконечном шпиле ратуши символично яблоко со стоящим на нем журавлем. Внутри яблока были замурованы отчеканенные в Нарве монеты и манускрипт, в котором выражалось пожелание, чтобы это здание стало «жилищем правосудия, оракулом, жаждущим утешения, приютом невинных и притесняемых, страшилищем для преступников и чтобы земля, на которой оно стоит, не запустела прежде всеобщего запустения…»

Расширение административных границ города, развитие в нем промышленности, увеличение населения, способствовали тому, что в здании ратуши сконцентрировались все городские учреждения с городской думой и управой. Здесь находились полиция и арестантская.

Вспоминаю такой случай, свидетелем которого я оказался совершенно случайно, направляясь утром в школу. Мой путь проходил через Ратушную площадь, и внимание привлекла толпа, стоявшая у одной из стен ратуши. Все они смотрели вверх на отверстие в стене. Ночью находившиеся в камере предварительного заключения арестанты пытались бежать, проломив стену, но прохожие им помешали. Побег не удался.

В революционные дни в ратуше находилось правительство Эстляндской трудовой коммуны. Одну из комнат ратуши занимала редакция газеты «Известия Нарвского совета депутатов трудящихся». Не раз на площади собирались митинги и перед их участниками выступали с речами большевистские деятели Кингисепп, Анвельт, Жарновецкий, Карпов и другие.

В центре Вышгородской улицы расположен построенный между ХV и XV1 веками Спасо-Преображенский собор. Некогда это был католический храм женского цистерцианского монастыря, позднее его переделали в лютеранскую церковь. В 1704 году Петр 1 передал собор православной общине. Пол Спасо-Преображенского собора выстлан плитами с фамилиями и гербами умерших почетных граждан города.

Спускавшаяся от ратуши к бульвару Рыцарская улица была сплошь застроена домами шведской эпохи. Над входными дверьми этих домов красовались порталы, поражавшие мастерством работы по камню.

В конце Рыцарской улицы по обе её стороны – два музея. На левой стороне улицы находился городской музей, пожертвованный городу местными меценатами, супругами Сергеем Антоновичем и Глафирой Александровной Лаврецовыми.
По другую сторону Рыцарской улицы, фасадом, обращенным к бульвару, находился другой музей, в обиходе называвшийся Домиком Петра Великого. Это здание, построенное в стиле барокко в 1676 году архитектором З. Гофманом, принадлежало сапожному мастеру Ниману, который продал дом некоему Луде. Петр 1, приезжая в Нарву, часто останавливался в этом доме, любуясь открывающейся из окон великолепной картины бурного течения Наровы у подножия бастиона Виктория.

Домик Петра 1

Продолжение следует

Прочитать книгу в Интернете можно по адресу:
http://istina.russian-albion.com/ru/chto-est-istina–003-dekabr-2005-g/istoriya-4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.