Фото: Euroopa Komisjon

Военные действия на территории Украины подстегивают процесс её вступления в Евросоюз. Страна заполнила опросник о соответствии Копенгагенским критериям, который был представлен главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен в ходе ее поездки в Киев 7 апреля. Тогда же вице-премьер Украины по вопросам европейской интеграции Ольга Стефанишина выразила мнение, что получить статус кандидата на вступление Украина может уже июне этого года.

Насколько реалистичен этот прогноз? Что подразумевается под обещанием фон дер Ляйен ускорить процесс присоединения Украины к европейской семье?Рассказала глава представительства Европейской комиссии в Эстонии Вивиан Лоонела.

– Сразу после начала войны Украина представила Евросоюзу заявку о вступлении, после чего в марте главы государств-членов рассмотрели ее на саммите в Версале. Совет решил, что Еврокомиссия должна действовать, как и всегда в процессе расширения. Если государство выражает желание стать членом ЕС, Еврокомиссия должна провести анализ, на предмет того, отвечает ли страна необходимым требованиям: европейское ли это государство, выполняет ли страна Копенгагенские критерии, соблюдаются ли права человека. После этого Еврокомиссия должна представить свою оценку.

Чтобы провести такой анализ президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен в начале апреля посетила Киев, где передала президенту Зеленскому опросник, который Украина должна была заполнить. Через десять дней после получения опросника Украина предоставила ответы представителю ЕС. Теперь Еврокомиссия, проанализировав эти ответы, даст свою оценку, чтобы представить ее главам стран-членов на саммите в июне.

В плане Украины у ЕС хороший обзор ситуации как экономической, так и политической с 2014 года. Цель соглашения об ассоциации ЕС и Украины, подписанного в 2014, заключается в полной интеграции Украины в европейский рынок. Однако на данный момент ситуация такова: Еврокомиссия вынесет свою оценку – является ли Украина европейской страной и отвечает ли необходимым условиям, и Совет ЕС обсудит это в июне.

Сейчас самое важное – оказывать всяческую поддержку Украине, особенно в том, что касается помощи с оружием.

– При этом, глава Еврокомиссии во время визита в Киев пообещала ускорить процесс вступления Украины в ЕС. О чем идет речь?

– Если мы вернемся в прошлое, когда Эстония сама стала членом Евросоюза, то мы подали заявление на вступление в 1995 году, в 1997 году (два года спустя) получили оценку Еврокомиссии, после чего прошло шесть лет переговоров. В 2004 году мы стали членом ЕС, то есть речь идет почти о десятилетии.

Президент Еврокомиссии сказала в Киеве, что в случае с Украиной процесс должен идти гораздо быстрее. Так и есть: заявление было представлено в конце февраля, сейчас почти май, а они уже представили свои ответы. Мы хорошо понимаем Украину, однако нужно посмотреть, как пройдет обсуждение в июне между главами государств. Самое важное, что мы сейчас можем сделать для Украины – помочь им выиграть войну, помочь им справиться.

– Т.е. никакие исключения, вроде вступления в ЕС экстерном, невозможны. Правила просто не позволят?

– Правила не устанавливают каких-то сроков. Если мы посмотрим на договоры ЕС, там указано, что страна, желающая стать членом сообщества, должна быть европейский, разделять основные европейские ценности и должна быть готова акцептировать всё, что касается европейского законодательства.

Ясно, что переговоры могут быть такими же продолжительными и подробными, как с Балканскими странами. Шаг за шагом рассматриваются все сферы, начиная с пищевой безопасности и защиты природы и заканчивая налогами и сельским хозяйством. Это очень основательный и долгий процесс. Конечно, всё можно делать быстрее, но всё равно на это потребуется время.

– В то же время смягчение правил не является чем-то экстраординарным для ЕС. Возможно ЕС нужно больше смелости?

– Правила довольно общие: чего достичь, и что для этого нужно сделать. В то же время, процесс, касающийся Украины, движется существенно быстрее. В случае Эстонии мы говорили о двух годах с момента подачи заявления до получения оценки, а теперь мы говорим о трех месяцах.

– Какие настроения по этому вопросу в Брюсселе и далеко ли до единодушия среди стран-членов? Недавно министр иностранных дел Австрии высказал мнение, что Украине не следует предоставлять статус кандидата в июне. И ведь действительно, Балканские страны ждали начала переговоров годами.

– Так и есть. Если посмотреть на минувшее десятилетие, то политика расширения касалась прежде всего Балканских партнеров – стран Западных Балкан, которые выразили желания стать членами ЕС. И вы знаете, что в случае с Албанией и Северной Македонией этот процесс пока еще не зашел так далеко, чтобы можно было начать переговоры. Именно потому что страны-члены ЕС не смогли достичь договоренности.

Невозможно быть твердо уверенным в результате обсуждения, которое состоится в июне. Однако если говорить о Еврокомиссии, то ее оценка вероятнее всего будет такой, что Украина отвечает как условиям договора, так и политическим условиям. Эту тему главы стран-членов должны будут обсудить в Брюсселе в июне.

– А Грузия, Молдова? Даже если в теории для Украины сделают исключения, это может вызвать недовольство.

– Да, Грузия и Молдова представили свои заявления в марте. Это их желание, и их убеждение, в том, что они хотят стать членами ЕС. Я думаю, что в данный момент политические настроения сфокусированы на том, как сделать в Европе все возможное, чтобы война закончилась.

Если говорить об Украине, то 59% её жителей поддерживают членство страны в ЕС. В Брюсселе прекрасно понимают, что нужно сохранить мотивацию украинского народа, особенно в ситуации, когда идет война за европейские ценности, война именно за то, чтобы мы смогли и дальше жить в Европе свободно, в демократии. Поэтому мы должны поддерживать их всеми силами.

– Сколько времени процесс вступления Украины в ЕС может занять? С одной стороны, процедура четкая, но с другой – говорят и о том, что необычные времена требуют необычных решений.

– Очень сложно сказать, сколько времени может потребоваться, поскольку процесс очень основательный. Рассматриваются все правила внутреннего рынка, правила рынка ЕС. Цель заключается в том, чтобы в Евросоюз вступали страны, полностью соответствующие всем этим требованиям. Чтобы они отвечали тем же самым критериям, что и страны-члены.

Если сравнить с НАТО, то мы надеемся, что Швеция и Финляндия присоединятся к НАТО уже в этом году, и процесс идет быстро, поскольку есть общее политическое решение.

Членство в Евросоюзе открывает возможности (свободное передвижение, выход на рынок), и если мы говорим об Украине, то её предприятия, конкурентноспособность её экономики должны быть на том же уровне, что и у других стран ЕС. Сейчас речь о государстве, в котором идет война, и понятно, что все это сделать очень и очень сложно.

Однако мы видим, что желание украинских чиновников и политиков, их убежденность в том, что они могут сделать всё, чтобы стать частью ЕС – очень сильны. Это ценят в Европе. Трудно предсказать, насколько длительным может быть этот процесс, но я считаю, что если мы так далеко зашли, в Европе сделают всё возможное, чтобы помочь Украине. Об этом накануне вновь сказала и глава Еврокомиссии. Военная помощь, санкции, политическая поддержка, чтобы приблизить их к Европе, стать Европой.

ERR

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.