Анастасия Федорцева и Анна Голубых – подруги, у которых много общих интересов: спорт, зеленое мышление и экономика. Фото: Ирина Токарева

Задумывались ли вы когда-нибудь о собственных похоронах? Во сколько они обойдутся, кто будет ухаживать за могилой и что с ней станет в отдаленном будущем? Две юные нарвитянки задумались и предлагают альтернативу традиционному кладбищу.

Прах усопшего помещается в биоразлагаемую урну, которую опускают в землю, а сверху помещают саженец. Из каждого саженца вырастет дерево, а само кладбище будет представлять собой парк или участок лесного заповедника.

Идея альтернативного кладбища с экологичными захоронениями, придуманная Анастасией Федорцевой и Анной Голубых, была признана одной из трех лучших идей для стартапа из 17-ти, разработанных нынешней весной  нарвскими гимназистами при поддержке бизнес-инкубатора для начинающих ENSKIED.

«Нравятся ли вам мои цветы?»

Как известно, девять из десяти стартапов умирают, и это не считается неудачей: ведь важен не только результат, но и предпринимательский опыт, который обязательно поможет молодым рано или поздно начать свое дело. Что будет с идеей экологичного кладбища через десять лет? Может быть, вся эта история превратится лишь в приятное воспоминание?

«Это вполне реально быстро осуществить, если мы найдем спонсорскую помощь. Если нет – будет труднее и дольше. Первое, что мы планируем наладить – это продажа наших биоурн в Эстонии,  а также выход на европейский рынок. Там аналоги стоят значительно дороже, поэтому мы будем для них своеобразным «Китаем», – отвечает Аня.

«Будет и своя сеть крематориев. Что касается возможных мест для кладбищ, то мы уже вели переговоры с Центром управления лесами: возможно выделение для этих целей участков в заповедниках, где деревья находятся под охраной. Или же это могут быть городские парки или аллеи. В Таллинне есть аллеи, посаженные в честь известных людей: каждое дерево – именное, с табличкой. Так же могли бы выглядеть и будущие альтернативные кладбища», – добавляет Настя.

Идею экозахоронений Настя недавно представляла на конкурсе стартап-идей SUPP в кафе Vaba Lava, на котором побывала и «НГ». Настя вышла на сцену с букетиком желтых искусственных цветов и, прямо как булгаковская Маргарита, спросила: «Нравятся ли вам мои цветы?». А затем на экране позади нее появилась огромная гора мусора, сложенная из кладбищенских цветов. Настя продолжила: «Задумывались ли вы когда-либо о том, сколько искусственных цветов, положенных на могилы нарвского кладбища Рийгикюла, в течение одного года превращаются в мусор?» Оказывается, если уложить эти цветы в цепочку, они покроют расстояние от Нарвы до Бангкока (Таиланд). Тонны отходов, и это не единственная проблема, которую создают традиционные кладбища.

Вразрез с традициями

Словом, это был впечатляющий питч, который не раз прерывался аплодисментами. Но это не означает, что идея была принята с восторгом. Несмотря на то, что в кафе в основном собралась публика до тридцати, многие были шокированы. «Идея, конечно, замечательная, но лично я бы не хотела, чтобы меня после смерти сожгли!», – сказала одна девушка. «Это идет вразрез с православной традицей, а ведь большинство местных жителей православные», – добавил другой скептик, сомневающийся, что идею экологического кладбища в Нарве, да и вообще в Эстонии окажется возможным воплотить в жизнь.

Превратиться после смерти в дерево – это все равно, что начать вторую жизнь. Если грамотно представить эту идею с точки зрения маркетинга, думаю, что многие люди на это пойдут.

Найдется ли достаточно клиентов? «Мы опросили около 80 незнакомых людей разных возрастов, большинству эта идея понравилась. Люди пожилого возраста говорили, что родственикам не придется ухаживать за их могилой, и это облегчит их жизнь», – рассказывает Аня.

«Плюс у нас уже есть собственная наработанная философия: превратиться после смерти в дерево – это все равно, что начать вторую жизнь. Если грамотно представить эту идею с точки зрения маркетинга, думаю, что многие люди на это пойдут», – добавляет Настя.

К тому же и расходы на экозахоронение будут значительно меньше, чем на обычные похороны. По подсчетам девушек, одна биоразлагаемая урна обойдется примерно в 150 евро плюс 300 евро – кремация: не так и много по сравнению с расходами на обычные похороны и могильный памятник.

Идея родилась в ходе уборки мусора

Аня и Настя дружат с первого класса: они 12 лет учились в одном классе Нарвского Языкового Лицея, который в этом году успешно закончили. У них немало общего: обе много лет усиленно занимались спортом, обе увлечены идеями «зеленого» образа жизни.

Различные идеи экозахоронений обсуждаются в обществе давно, но в Эстонии пока ничего подобного не предлагалось. Как вообще девушек осенило заняться решением именно этой проблемы?

«У нас есть общее хобби – уборка мусора в лесу. В свободное время мы садимся на велосипеды, вдвоем или в небольшой компании, и едем убирать лес под Нарвой. Места для уборки я нахожу, когда бегаю по походным тропам.Так мы и обнаружили, что лес вокруг кладбища Рийгикюла сильно замусорен, а само кладбище быстро растет. Тогда мы и задумались, что с этим можно сделать? В интернете нашли некоторые аналоги, и практически одновременно нам в голову пришла эта идея», – рассказывает Настя. Они уже имели готовую идею, когда в марте в лицей пришел ментор стартап-инкубатора  ENSKIED Егор Карасев и рассказал о возможности в течение двух месяцев разработать собственный стартап при поддержке опытных менторов.

«Егор сказал: ничего не нужно бояться, и мы подумали: почему бы нет? К тому же в апреле у нас уроков уже не было – осталась только подготовка к экзаменам, так что свободное время было. Прошли интервью в ENSKIED, и нас отобрали ( всего заявок поступило 400, первоначально отобрали 35 идей – ред.). Вначале мы к этому проекту относились скорее как к образовательному: новые знания о том, как разработать бизнес-модель, как ее представить, как завязать полезные знакомства, найти единомышленников. Но теперь мы думаем, что у нас получится создать собственный бизнес», – рассказывает Настя.

Девушки подали документы в Таллиннский Технический Университет на специальность, связанную с бизнесом и инфотехнологиями, и собираются совмещать учебу и дальнейшую работу над своим стартапом. От души желаю им удачи в преодолении всевозможных трудностей, с которыми придется столкнуться. «Конечно, столкнемся. Здесь как и в спорте – надо выкладываться», – отвечает Настя.

Три простых вопроса

– Каким был самый большой стресс при подготовке питча?

Настя:

– Для хорошего питча важно найти какой-нибудь впечатляющий, шокирующий факт, и мы долго искали – несколько раз ездили на кладбище, не один вечер просидели над расчетами, несколько ночей не спали. И в итоге как раз и придумали этот выход с искусственными цветами в руках и цепочку от Нарвы до Бангкока.

– Какой момент был самым приятным?

Настя:

– Момент самой презентации, когда мы почувствовали, что наша идея заинтересовала, понравилась, получила поддержку.

– Вы сами посещаете могилы своих близких на кладбище в Рийгикюла? Можете представить, что вместо них навещаете дерево?

Аня:

– Да, мы с родителями навещаем могилу дедушки, и это каждый раз очень печально, каждый раз дело доходит до слез. Я вполне могу представить, что вместо могилы навещаю большой, красивый дуб, и на его ветвях дети повесили качели… Думаю, так было бы гораздо легче.

3 комментарии
  1. Кремация стоит дороже,чем похороны и в Нарве нет своего крематория,думаю это будет стоить дорого,но идея хорошая

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.