Горячее обсуждение спектакля со зрителями в Vaba Lava затем продолжилось и в соцсетях.

Спектакль Юлии Ауг «Нарва, которую мы потеряли», чья премьера состоялась 3 декабря 2022 года в театральном центре Vaba Lava, вызвал у зрителей массу эмоций, а мнения по поводу затронутых в нем фактов разделились.

Спектакль охватил более 50 лет истории Нарвы – от начала прошлого века до конца 1950-х годов, когда полуразрушенные дома Старого города закатали бульдозерами, чтобы построить на их месте новое жилье. Как рассказала «НГ» сама Юлия Ауг, при подготовке к спектаклю было использовано огромное количество источников: книг, архивных документов, писем и воспоминаний живших в то время нарвитян.

Трагический, честный, заказной…

По мнению одних горожан, например, коренной нарвитянки Сильвии Ильменской, спектакль Ауг – «это трагедия Нарвы и нарвитян того времени, рассказанная очень честно и справедливо». «Этот спектакль нужно в обязательном порядке включать в учебную программу и показывать нарвским школьникам», – пишет еще один зритель. «Ничего-то вы не знаете, потому что в послевоенной Нарве вы не жили, а мои родители – жили»,– уверяет другой.

Среди многих поднятых в спектакле тем больше всего споров вызвали два вопроса, на которые в постановке искали ответ. Во-первых, кто разрушил Старую Нарву в большей мере – советские бомбардировки или немецкие мины? Во-вторых, в чем причина того, что послевоенные планы восстановления Старой Нарвы по большей части не осуществились?

В спектакле рассказывается о том, как в самом начале войны целый район города исчез после нападения немецких самолетов, причем в огне погибли женщины и дети. Но, опираясь на журналы вылетов боевых самолетов, Юлия Ауг пришла к выводу, что в большей степени город пострадал именно от бомбардировок советской авиации 6 и 7 марта. И, хотя перед уходом немцы действительно заминировали город, взорвать большую часть этих мин им по каким-то неизвестным причинам не удалось. «Заказная постановка!» – сделали вывод некоторые комментаторы.

«Этот спектакль нужно в обязательном порядке включать в учебную программу и показывать нарвским школьникам.

«НГ» спросила у историка и члена Нарвского общества охраны памятников старины Мадиса Туудера, можно ли на основании исторических источников сделать однозначный вывод: кто разрушил Нарву? «Источников – множество. Есть свидетельства о том, что часть домов была разрушена взрывами мин, но самый большой урон, безусловно, был нанесен бомбардировками 6 и 7 марта. Почему город так ожесточенно бомбили, ведь к тому моменту в Нарве оставалось мало немецких военных? Вероятно, таков был обычный порядок военных действий», – считает историк.

Версии о Старом городе

В спектакле говорится и о том, что восстановить существенную часть Старого города Нарвы было возможно: были разработаны официальные планы, неплохо сохранились многие церкви и даже жилые дома. Юлия Ауг предположила, что основная причина, по которой этого не было сделано, заключается в том, что в послевоенной Нарве не сохранилась прежняя община. Здесь поселились новые жители, которым Старый город не был близок и дорог. Но многие комментаторы с ней не согласились.

«Люди в Нарве в 40-х годах зачастую жили в землянках, да и в начале 50-х это явление ещё встречалось. В 60-х люди зачастую жили в бараках. Ауг этого не понять. Нужно было срочно строить приемлемое для проживания жилье, желательно с удобствами. Восстановление приведенного ею в пример «слегка» поврежденного жилого дома старой Нарвы намного сложнее, чем строительство нового дома, не говоря уже о коммуникациях тепло– и водоснабжения, канализации.

Почему был использован район старой Нарвы, а не какой-нибудь другой участок современной части города? Потому что для возведения жилого квартала необходимо проделать огромную работу по мелиорации, планировке земли и т.д., которая по своему объему затратнее, чем само строительство», – пишет в Фейсбуке нарвитянин Кирилл Иванов, упрекающий режиссера за то, что при подготовке спектакля она консультировалась только с историками и не поговорила с опытными строителями.

Не только нарвская проблема

Справедливости ради стоит подчеркнуть: нигде в спектакле и не говорится, что восстановление старых домов не сложнее, чем строительство новых. Речь идет лишь о том, что люди, у которых с прежним обликом города связаны детские воспоминания, рассказы бабушек и дедушек и так далее, были бы гораздо больше заинтересованы в его восстановлении.

А что думает по этому поводу Мадис Туудер? По его словам, нельзя забывать о том, что в Нарве существовали два района старинной застройки – Старый город и Кренгольм. После войны основная часть ресурсов, выделяемая на восстановление Нарвы, шла именно на восстановление Кренгольма, причем это касалось не только фабричных зданий, но и краснокирпичных жилых домов. «Если бы в Нарве не было Кренгольма, возможно, Старый город восстановили бы полнее. И, конечно, одной из основных причин были ограниченные ресурсы. Сносили старые дома в Тарту. В Таллинне не удалось сохранить около 10% старого города, и даже знаменитая церковь Нигулисте с трудом избежала сноса. Так что это не было чисто нарвской проблемой», – считает историк.

 

Фото: Ирина Токарева

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *