Этой публикацией редакция и Нарвский Союз ветеранов хотели сделать подарок к столетию одной из участниц Великой Отечественной войны – нарвитянки Анастасии Дмитриевны Артемьевой. 5 мая – буквально накануне главного для бывших фронтовиков праздника – Дня Победы – она должна была отметить в кругу семьи свой вековой юбилей.

Столетие нарвитянка собиралась отметить накануне Дня Победы, в кругу семьи, но до юбилея бывшая блокадница не дожила месяц

 

Но жизнь распорядилась так, что подготовленный редакцией рассказ об этой женщине хоть и выходит в праздничном номере, но порадовать Анастасию Дмитриевну уже не сможет: 6 апреля она, бывшая блокадница, ушла из жизни, не дожив всего лишь месяца до красивой даты. По этому печальному поводу наши соболезнования всем родным и близким, а читателям предлагаем вниманию рассказ о жизни человека, принявшего участие в приближении великой Победы.

Родилась Анастасия Дмитриевна 5 мая 1920 года в деревне Мяковщина Псковской области, в верующей и очень работящей семье. Мать родила троих детей, среди которых Настя была старшей. Отец работал печником, выкладывал печи в близлежащих деревнях и зачастую был приглашаем для этой цели в Питер, куда ходил пешком. Благодаря этому ремеслу семья не бедствовала, а сумела даже скопить средства и построить дом. Пятистенку отец возводил собственными руками, а вокруг дома был разведен цветник, любоваться которым собирались все деревенские.

Вместе со взрослыми дети ухаживали за скотиной, пололи огород, работали в поле. Бабушка научила внучек вязать носки и тапочки, ткать половики. Настя пошла в маму, обнаружив талант к вышиванию. Но если мама была искусницей в вышивке ришелье, то дочь удивляла аккуратностью в выполнении вышивок гладью. И сегодня близкие Анастасии берегут выполненные ею изделия.

Закончив семилетку, девушка уехала в Ленинград, где первое время работала у состоятельных хозяев, помогала по хозяйству, нянчилась с детьми, научилась хорошо готовить.

С началом войны Артемьеву мобилизовали на работы по лесозаготовкам в Волосовский ЛПХ системы «Леспромтрест», где она работала все военные годы – сначала лесорубом, а потом поваром. Мобилизованные также рыли окопы вокруг Ленинграда, во время этих работ спать им приходилось в землянках, а то и в самих окопах.

Есть было нечего, оттого в пищу шло все подряд: съедобный сорняк лебеда, листья и кора деревьев, насекомые, шишки, которые отваривали, чтобы спастись от цинги. Не раз Анастасия попадала под бомбежку, из-за чего в послевоенной жизни не могла обходиться  без слухового аппарата. Тяжелые работы подорвали ее здоровье – у нее часто болела спина, тем не менее она научилась терпеть боли и за всю жизнь только один раз легла в стационар на лечение. Тогда доктор сказал близким, что у Анастасии крошится позвоночник. Но после этого она прожила еще 30 лет.

О жизни в блокадном Ленинграде, куда она каждый раз приезжала после очередной вахты, Анастасия рассказывала близким страшные истории. О том, например, как на нее, казавшуюся на вид «пухленькой», но не от упитанности, а от голода, дважды совершали нападение с целью каннибализма. Но, к счастью, все обошлось.

7 июня 1943 года ее наградили медалью « За оборону Ленинграда».

После войны семья ютилась в землянке, поскольку отцовский дом был сожжен немцами. Но отец отстроил дом заново.

Далее жизненные пути привели Анастасию Дмитриевну в Нарву. Здесь она с марта 1946 года и до выхода на пенсию в 1970-м году работала на Иоальской фабрике, освоив несколько специальностей. Многие грамоты и отметки о наградах в ее трудовой книжке позволяют сделать вывод, что она была передовиком производства, активистом профсоюзного движения, членом ветеранских организаций.

Выйдя на пенсию, несколько раз ненадолго возвращалась поработать на родную фабрику: не привыкла сидеть без дела.        

Несмотря на то, что создать свою семью у нее не получилось (любимый погиб на фронте, а полюбить другого она так и не смогла), всё тепло своей души и доброту Анастасия Дмитриевна отдавала своим родным — племянникам, их детям и внукам. Как своего внука, воспитала сына племянницы, который, став взрослым, носил ее на руках в баню и из бани, когда у Анастасии стали отказывать ноги. Своей второй мамой и крестной её звали все в подрастающем поколении семьи, хотя она крестила только двоих детей.

Каждый год Анастасия Дмитриевна с родственниками уезжала на лето в деревню у Чудского озера, где заботливо ухаживала за цветником, а был он у неё по семейной традиции самым красивым в деревне. Шикарный розовый куст, клумбы тюльпанов, гладиолусов и флоксов – все выращивалось ею с умом и любовью. Она никогда не отказывала соседям, чьим детям нужны были букеты к 1 сентября, давала их бесплатно. А за цветам ухаживала с не меньшей заботой, чем ухаживала бы за детьми, если бы они у нее были. Могла без устали поливать их в жару или бежала к ним с укрывным материалом холодной ночью.         

…Анастасии Дмитриевны Артемьевой  не стало 6 апреля. Родные запомнили ее добродушной, хлебосольной, готовой накормить каждого, переживающей за всех близких и … вечно мечтающей о кусочке хлеба. Она, пережившая блокаду, говорила, что никогда им не наестся…

Наталья Соболева

Благодарим за предоставленную информацию Зинаиду Тангас, племянницу А. Артемьевой.


 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.