Вал и ров люнета планируется восстановить в максимально возможном объеме, в том числе включив в зону планировки прилегающую территорию около ныне пустующего здания детского сада.

Настойчивое напоминание о необходимости исследования Сепа, 7а, заброшенного участка в северной части Нарвы с богатым историческим прошлым, достигло своей цели. В этом году археологическое исследование наконец-таки состоялось. И это еще один аргумент в пользу того, чтобы со временем здесь появилась парковая зона.

Десятилетия пребывания в запустении превратили этот пустырь в свалку, заросшую кустами и деревьями, и ничего не предвещало изменений в его судьбе.

Однако пару лет назад Сепа, 7а попал на страницы местной прессы и на телеэкраны: местный археолог и краевед Илья Давыдов начал активно поднимать проблему происходивших здесь в 2019 году «диких раскопок». В первую очередь, обратил на эту тему внимание городских властей и Департамента охраны памятников старины, а затем познакомил с ней и журналистов.

В ноябре 2020 года «Нарвская газета» посвятила этой проблеме объемную статью, затем появился репортаж в программе «Инсайт» республиканского телевидения.
3 года, по словам Ильи Давыдова, ушло на переписку и согласование, поиск средств на проведение исследования. И этой осенью лед тронулся… Илья не просто мог порадоваться такому исходу дела, он лично участвовал в археологических раскопках. Ему и предоставляем сейчас слово.

Пригород прежней Нарвы с богатой биографией

– Участок Сепа, 7а находится на территории северного пригорода Нарвы. Исследователи предполагают, что старейшее известное историческое поселение Нарвиа располагалось у переправы северней поздней возникшего города уже в середине 13-го века. Хозяйственное использование этой территории известно с ливонского времени, особенно интенсивно ее развивали начиная с середины 17-го до середины 18-го века. Потом здесь располагались сооружения Нарвской крепости.

Поселение на территории пригорода многократно разрушалось во время военных действий. Наличие остатков сооружений разных эпох, а также благоприятные условия для сохранения органики делают его сложным и интересным объектом для исследования.

На участке без труда можно различить остатки вала и рва фортификационного сооружения – люнета, построенного на позднем этапе модернизации Нарвской крепости в конце 18-го века.

Проблемы научные и не только

Еще в 1950-х годах люнет неплохо сохранялся и по большей части был разрушен в последующие десятилетия. В советское время территория была занята садом и маленькими огородами. Использовалась для свалки мусора; судя по мусору, активно использовалась еще несколько лет назад.

Основной проблемой с точки зрения сохранения исторического прошлого здесь стало удручающее состояние люнета, свалка и в последние десятилетия – активные «дикие» раскопки. В конце 1980-х на этом месте собирались строить многоквартирный дом. Молодому археологу, впоследствии известному исследователю Нарвы Александру Никитюку, учеником которого я являюсь, удалось спасти участок от застройки, однако на проведение полноценного исследования денег тогда тоже не нашлось.

Углублялись в землю и в историю

Заказчиком исследования, которое было осуществлено нынешней осенью, стал Департамент архитектуры и городского планирования НГУ. А задачей – установить границы люнета и определить наличие каменных конструкций.

Также нужно было установить ущерб, причиненный культурному слою и сооружению «дикими» раскопками. Третья задача была вполне утилитарной и практической: засыпать ямы и спланировать территорию для ее первичного благоустройства, в частности, чтобы можно было бы легче косить траву.
Раскопки начались в середине октября и длились более месяца.

Всего на участке было сделано 17 шурфов и траншей, большей частью на месте уже выкопанных. Раскопы были сделаны не в случайных местах: каждый шурф имел целью выяснить какой-то важный вопрос. В конце исследования ямы были засыпаны, а территория спланирована.

Находки – насколько они меняют наше представление об истории пригорода Нарвы?

Деревню Нарвиа, скажу сразу, мы здесь не обнаружили. Зато обнаружили нечто любопытное, что позволит скорректировать наше представление об истории этого места. В самом нижнем, предматериковом, угольного цвета слое нередко встречалась древнерусская керамика северо-западного типа. Горшки такого типа были в ходу в 16 – 17 вв., прямые аналоги можно найти на территории ивангородского посада.

Территория интенсивно использовалась для хозяйственной цели примерно с середины 17-го до середины 18-го века, затем следы деятельности пропадают, но появляется гласис, а в конце 18-го века – валы и рвы люнета. Где-то со второй половины – конца 19-го века территория превратилась в пустырь, местами использовавшийся под свалку.

Пули, ядра и инструмент сапожника

Из наиболее характерных находок 17 – 18-го века можно выделить помимо чешуек (мелкая древнерусская серебряная и медная монета) фрагменты простых горшков, кресты-тельники, лапоть из березового лыка, остатки нижних венцов срубных построек, деревянные мостовые, многочисленные мундштуки трубок и раковины устриц, характерные для свалок 18-го века. Чрезвычайный интерес имеют обрезки кожи и фрагменты вручную сшитой обуви со следами ремонта и даже некоторые инструменты сапожника.

Судя по предметам быта, народ здесь жил простой и трудовой, среди которого преобладали выходцы из соседних русских земель. Северная война оставила в этом месте много следов в виде пуль, осколков бомб и ядер, фрагментов человеческих костей.

В ходе раскопок удалось получить и другую информацию, например, выявить наличие здесь застройки и деревянных мостовых, не отмеченных ни на одном известном историческом плане.

Удалось установить точное местоположение опорной стены, которая выполняла функцию каркаса для вала и брустверной стены. Обнаружена также контрэскарпная стена и установлена ширина рва.

По раскопкам соскучились

Очень повезло с командой сотрудников. Порадовали своей добросовестностью и профессионализмом детектористы-поисковики. Помимо возможности дополнительного заработка их рвение подстегивало любопытство и желание лично поучаствовать в обнаружении чего-то нового и неизведанного. С их слов, они соскучились по таким раскопкам в Нарве, смотри, сколько ходит у нас легенд о всяких там кладах.

В разное время на объекте работало от 2 до 7 человек. Физическая и умственная нагрузка на свежем воздухе, прекрасная компания близких по духу людей, да к тому же гибкий график работы и возможность подзаработать – все это служило для них прекрасным стимулом.

Людей, не поленившихся сходить и расспросить, что здесь происходит и почему, было мало, что, впрочем, нормально. Но тем больше они запомнились.

Запомнилась одна бабушка с палочкой, которая с завидным постоянством приходила на раскопки и интересовалась, что мы там откопали. На вопрос, почему она это делает, ответила: «Я еще девчушкой после войны здесь бегала, все с подружками излазила, а такого вот не видела. Хоть на старости лет увижу».

Бабушка была осведомлена о проблеме диких раскопок, возмущалась несознательностью некоторых граждан, устроивших на участке свалку, и порадовалась, узнав, что валы сносить не будут, а наоборот, восстановят и устроят там парк.

Произвел впечатление школьник Саша, который пришел на раскопки по собственному побуждению и предложил свою помощь. Парень он оказался вдумчивый и серьезный, интересующийся историей города, работал старательно. Редкое качество у нынешней молодежи, стоит его ценить и поддерживать!

Что дальше?

Со слов инспектора охраны памятников Мадиса Туудера, у города уже имеются планы по Сепа, 7а, причем не очень отдаленные. В частности, рассматривается возможность определить эту территорию под парково-рекреационную зону, тем самым продолжив в восточном направлении парк EV100. Изюминкой парка станет восстановленный люнет.


Справка:

Подрядчиком археологических работ на участке Сепа, 7а стало МTÜ Arheoloogia ja ehitusajaloo grupp AEG из Тарту. Руководство раскопками на месте осуществлял археолог Илья Давыдов.


Фото: Татьяна Завьялова

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *