Недавно мне по лечебным делам довелось утренним поездом ехать из Нарвы в Таллинн. Занявшая место напротив меня девушка без конца звонила кому-то по телефону и, разговаривая, беспрестанно кашляла. При этом девушка не надевала защитную маску, хотя по радио постоянно звучало соответствующее напоминание, и остальные пассажиры поезда, в том числе и я, находились в медицинских масках.

Фото: BUSNESS

На мое замечание, зачем отправляться в поездку будучи больной, и просьбу надеть маску моя соседка по вагону заявила, что она совершенно здорова и слушать меня не желает, но если ее попросят сотрудники поезда, то наденет. На мои увещевания, что и я, и все окружающие ее берегут, а она нас почему-то нет, девица и бровью не повела. Продолжала болтать и кашлять.

Когда к нам подошла контролер поезда, чтобы проверить и продать билеты, я попросила ее повлиять на беспечную пассажирку. Но и на предъявленное проводницей требование надеть маску нахальная девица ответила, что маски у нее нет, и пусть ей, если нам это надо, ее выдадут.

Проводница горько вздохнула и объяснила мне, что наказывать пассажиров, не подчиняющихся требованиям ковидных ограничений, бригада поезда Elron не имеет права, поскольку это привилегия только Департамента здоровья. Она предложила мне самой поменять место в вагоне, что я и была вынуждена сделать, отметив вслух, что это ненормальная ситуация, и уйдя подальше от кашляющей пассажирки.

Вероятно, бортпроводница все же нашла лишнюю маску, потому что при выходе из поезда я увидела, что строптивая девушка наконец-то сидит в ней.

По сей день думаю, зачем вводить все эти ограничения, если механизм их исполнения не продуман до конца? Ведь пассажирский поезд, как и пассажирский автобус, явно соответствует понятию «публичного места». Но, оказывается, до такого публичного места, как междугородняя электричка, у структур, проверяющих выполнение важных государственных мер, руки, извините, ноги, почему-то не доходят! Уверена, если хотя бы одного не подчиняющегося требованиям пассажира пусть лишь один только раз ссадили бы с поезда, остальным было бы неповадно вести себя столь вызывающе.

Антонина ВРЕДНАЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.