Сгоревшую год тому назад в результате поджога церковь Казанской Иконы Божией матери в Нарва-Йыэсуу начнут восстанавливать уже в этом году. Необходимые средства на восстановительные работы будут получены из государственных фондов, поучаствует в финансировании строительства и сам приход, для чего уже объявлен сбор пожертвований и начали поступать первые средства. Наш корреспондент побеседовал с настоятелем церкви отцом Корнилием Морозовым, а также другими причастными к будущим работам лицами.

«Испытали шок»

Готовы ли жители курортного поселка и соседней Нарвы поддержать своими пожертвованиями работы по восстановлению сгоревшей церкви? Из десяти опрошенных прохожих, проходивших мимо пепелища храма днем воскресенья, только две женщины без раздумий ответили на этот вопрос, сказав, что, конечно, поучаствуют лично в сборе денег на восстановление храма. Остальных случайных прохожих наш вопрос застал, видимо, врасплох.

Нарвитянка Ирина рассказала, что эта церковь — знаковое место для ее семьи. «22 года тому назад, – вспоминает Ирина, – мы с мужем здесь венчались. А когда родились внук и внучка, мы здесь их крестили. Мы испытали шок, когда узнали, что церковь сожгли. Не укладывается в голове, у кого вообще рука могла подняться на святое. И если будут собирать пожертвования на восстановление церкви, думаю, что горожане откликнутся».

«Уповаем на Бога и людей»

Из разговора с отцом Корнилием «НГ» выяснила, что уже в феврале начнется заготовка деревьев для нового сруба. Рубить их будут не в усть-наровском лесу, а в Южной Эстонии.

Отец Корнилий: «Сейчас у нас есть средства не на все предстоящие работы, но мы надеемся, что прихожане и жители помогут нам возвести храм».

Восстановить храм в его историческом виде было решено по ряду причин. Во-первых, пожелание восстановить деревянный храм, который лучше вписывается в курортную местность и является исторической правдой, высказали в ходе опроса местные жители и прихожане. Второй, и главной, причиной стали условия получения помощи от государства, согласно которым в случае строительства новодела Департамент охраны старины отозвал бы свои охранные обязательства. Это, в свою очередь, сделало бы невозможным получение финансирования от фондов. «И мы решили восстановить первоначальный храм, построенный в деревне Мерекюла в 1868 году. Но тот храм сильно пострадал в годы Второй мировой войны, поэтому при переносе в Нарва-Йыэсуу в 1949 году он понес большие утраты в виде колокольни, боковых крылец и купола храма», – поясняет отец Корнилий.

Священник рассказал также, что церковь будет построена на прежнем фундаменте, который укрепят, что очень кропотливо подошли к своему делу проектировщики из архитектурного бюро Zoroaster OÜ, которые для максимального приближения строения к своему оригиналу полуторавековой давности искали описания церкви не только в архивных документах, но и в художественной литературе.

В сруб войдут бревна не только от старого Мерикюльского храма, но и от предшествовавшей его постройке часовни. Возраст последних прилижается к двум столетиям. В этом году сруб подведут под крышу и дадут время на просыхание дереву. Устанавливать купол храма и шпиль планируется в следующем году. Тогда же будет завершена подводка коммуникаций, и в новом храме начнутся богослужения.

Отец Корнилий рассказал, что согласно законодательству Эстонии, вклад прихода в восстановительные работы составит 10 процентов от стоимости финансирования, и уже сейчас жители двух городов перечисляют пожертвования. «Понятно, что в кризисное время всех денег, необходимых для возведения храма (а весь проект обойдется в более чем 600 тысяч евро — ред.), от государства и фондов нам будет не получить. Сейчас у нас есть средства не на все предстоящие работы, – поясняет священнослужитель, – но мы надеемся, что прихожане и жители помогут нам возвести храм. Поэтому мы уповаем на Бога и тех людей, которые небезразличны к судьбе этого храма».

 

Проектировали дважды

Из-за двойного пожара архитектурное бюро Zoroaster OÜ приступало к составлению проекта восстановления церкви дважды. Как «НГ» рассказал руководитель бюро Айво Рауд, еще не был завершен проект после первого пожара, когда случился второй.

Говоря о сложностях проектирования, Рауд отмечает, что целью архитекторов являлось восстановить исходный вид храма, у которого были утрачены шатровая башня, боковые крыльца и боковые окна звонницы. Существенное изменение его планировки было невозможно. Единственным новым добавлением стал балкон для хора.

Целью архитекторов являлось восстановить исходный вид храма, у которого были утрачены шатровая башня, боковые крыльца и боковые окна звонницы. Единственным новым добавлением стал балкон для хора.

Не простой оказалась и задача получить чертежи первоначального храма. Их нашли в Эстонском национальном архиве, где хранилось дело о реконструкции часовни в деревне Мерекюла от 1867 года. До этого времени на кладбище этой деревни стояла маленькая часовня, которая уже не вмещала в себя всех прихожан, поскольку летом население Мерекюла увеличивалось примерно вдвое.

Айво Рауд:
– Строить новую часовню планировалось на пожертвования местных жителей. Надзор за постройкой должен был осуществлять инженер-капитан Измайлов. К делу приложены чертежи планируемой часовни, но они несколько отличаются от построенного в действительности варианта. Планировка та же, но запроектированный фасад был несколько лаконичнее и обшит вагонкой. Чертежей построенной в реальности церкви нам найти, к сожалению, не удалось. Возможно, что конечные решения принимались мастером на месте стройки. Не удивительно поэтому, что делать точные измерения нам для составления проекта пришлось на месте. Хорошо, что эту работу мы успели провести до второго пожара.

В основу эскизного проекта легли также дошедшие до наших дней некоторые исторические фотографии, а также небольшое описание из рассказа Н.Лескова «Загон».

Руководитель фирмы-проектировщика считает, что восстановить Церковь Казанской иконы Божией Матери в ее первозданном виде, реально. Главное знать, как использовать для этого современные технологии и инструменты. У фирмы, принимавшей участие в возрождении усадеб, крепостей и маяков, есть собственный опыт восстановления памятников деревянного зодчества, в основе которых лежит сруб. Одним из них, кстати, является восстановленное здание Козе, 4 в Нарве.

 

Треть ценностей утеряна безвозвратно

По данным советника Департамента охраны старины по Ида-Вирумаа Калле Мерилай и инспектора по художественному наследию Кадри Таэль, в сгоревшей церкви находилась обширная коллекция из 105 произведений православного искусства второй половины XIX века. Среди них иконы, паникадила и лампады, а также богослужебные предметы, такие как кресты и трофеи, текстиль и принты. В результате пожара уничтожены 35 памятников, около 70-ти экземпляров уцелело и спасено. Иконы, наиболее пострадавшие в огне, были эвакуированы в Художественную галерею Нарвского музея, а город Нарва-Йыэсуу предложил помощь в хранении других предметов. В прошлом году иконы были отправлены в Эстонский национальный музей, где они будут находиться до тех пор, пока не будут приведены в порядок и в будущем возвращены церкви.

Говоря о безвозвратных потерях, Мерилай и Таэль сообщили «НГ», что некоторые ценные иконы были полностью уничтожены огнем. В их числе одна из важнейших икон храма — запрестольная, находившаяся в алтаре и принесенная в эту церковь из храма в Нарве, взорванного в годы Второй мировой войны, а также пять икон Царских врат, находившихся наверху иконостаса. Во время второго пожара, в ночь на 17 июня, из-за сильного жара сгорели церковные колокола.

Однако, обнадежил специалист, часть художественных ценностей можно сохранить. В ходе первой акции, проведенной в Художественной галерее Нарвского музея при участии более 60 студентов-реставраторов было задокументировано и частично сохранено около 60 памятников старины. Проект спасения исторических ценностей возглавил Департамент охраны старины, основную часть специалистов предоставили различные эстонские музеи и образовательные учреждения. Работа была выполнена при поддержке Министерства культуры.

Господин советник добавил, что в этом году департамент поддержит реставрацию двух икон (“Всех скорбящих Богородица” и “Богоматерь Казанская”) на общую сумму 2,5 тыс. евро и восстановление самой православной церкви на общую сумму 100000 евро.

 

«Не понимает, что сотворил»

Сегодня прихожане церкви молятся в приходском доме, расположенном близ храма. Чтобы вновь отстроенный храм было невозможно поджечь, бревна сруба будут пропитаны специальным огнезащитным составом. Будет оборудована современная система отопления. В храме не будет печи, поскольку в нем и без того есть открытый огонь от свечей и лампад. Что касается не пойманного до сих пор злоумышленника, год тому назад совершившего поджоги, то приход надеется, что полиция сделает свое дело и тот, кто это совершил, предстанет перед законом.

Айво Рауд:
– На самом деле быть в шкуре человека, у которого рука поднялась на святое, очень грустно. Я как-то спросил у отца Корнилия: «Вы за него молитесь?». Он мне ответил: «Каждый день».
К сожалению, человек навряд ли понимает, что он сотворил и что такие вещи имеют свои печальные последствия, которые сказываются не в одном поколении.

Фото: Наталья СОБОЛЕВА
Наталья Соболева
НА ТУ ЖЕ ТЕМУ
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.