С первой поездки Андрес намотал в Украину и обратно уже около 20 тысяч километров.   На одну поездку уходит около трех суток: чуть меньше суток туда, сутки — чтобы где-то отоспаться, и еще одни сутки — чтобы вернуться с беженцами в Эстонию.

Он – местный эстонец лет сорока, его жена – украинка. Утром 24 февраля он был по работе в Латвии, и, узнав, что началась война, сразу выехал в Мукачево, чтобы вывезти оттуда родителей жены. «Был на месте 24-го вечером, забрал тестя с тещей, а по дороге подбирал и других беженцев. Около границы была очень горькая картина, когда мужчины целовали своих жен, детей и сажали их в любые попутки, чтобы вывезти с Украины. Все машины их брали. И с этого все началось».

«Какое право имеешь?»

«Я сразу хочу сказать: не всем людям, которые живут в нашем регионе, нравится то, чем я занимаюсь. Есть и такие знакомые, коллеги, кто говорит: «Машину тебе разобьем и колеса проткнем – какое ты имеешь право этих хохлов сюда возить!». Поэтому прошу мои личные данные не публиковать», – довольно раздраженно начинает говорить Андрес (имя изменено, настоящее имя редакции известно) в ответ на просьбу рассказать нашим читателям его историю. И уже спокойнее добавляет, что очень устает – с той первой поездки он намотал в Украину и обратно уже около 20 тысяч километров, и его единственное желание в последний месяц – нормально выспаться и отдохнуть.

У Андреса собственное небольшое дело, он давно занимается перевозками, поэтому к нему сразу же стали обращаться украинцы, которые находят его контакты через соцсети и сарафанное радио. «Кто-то отсюда едет в Украину воевать, защищать свою родину. Едут айтишники, дизайнеры, хорошо оплачиваемые работники. Женщины из разных городов нашего региона едут за своими родителями. Ко мне  обращаются и местные жители, и украинцы – просят вывезти в Эстонию их женщин, детей, стариков», – рассказывает он.

«Такой поддержки никогда не было»

Конечно, беженцы до своих эстонских родных и близких по-любому бы добрались: все европейские государства сейчас для этого предлагают возможности бесплатно добраться, а в дороге получить еду, кров, гуманитарную помощь. Наш собеседник, видевший все это собственными глазами в Польше, Венгрии, Эстонии, подтверждает, что помощь организована грамотно и качественно. «Такой поддержки, наверное, никогда еще не было»,– утверждает он.

Однако сейчас беженцев столько, что путь до Эстонии может занять несколько суток, а потом еще нужно отправиться в пункт приема и там ждать, пока их заберут. Для переживших жесточайший стресс людей это нелегко. «Я же довожу людей до места, чуть ли не двери всего за сутки, и они сразу же оказываются среди своих родных», – поясняет Андрес.

Сколько он берет за поездку и сколько времени проводит в пути? Деньги с людей собирает только за солярку. Примерно по 67 евро с человека. На одну поездку уходит около трех суток: чуть меньше суток туда, сутки – чтобы где-то отоспаться, и еще одни сутки – чтобы вернуться с беженцами в Эстонию. Люди собираются для поездки буквально за час: автобус маленький, всего на восемь мест, и иногда случается так, что все собравшиеся – члены одной семьи.

Опасны ли такие поездки? «Сейчас – да. На дорогах стало много мародерства, нападений на беженцев. Но я теперь не еду ни на Житомир, ни на Киев – мы ограничиваемся Львовом и Закарпатской областью, в которых относительно спокойно. У меня тоже дети, и я голову под пули мародеров подставлять не хочу», – рассказывает Андрес.

Паспорт, деньги и собачья миска

Раньше он вывозил людей с Ирпеня, где они вылезали к микроавтобусу прямо из подвалов. Одна женщина тащила на себе 88-летнего отца с деменцией и вела на поводке собаку. Андрес спросил: «А где вещи ваши, давайте помогу!». Но женщина ответила, что из вещей у нее только деньги, паспорта и миска для собаки. В Нарву Андрес привозил еще одну семью тоже с Ирпеня – их здесь встречал сын – у которых из вещей был только маленький кулечек с деньгами и документами. «И таких много», – рассказывает Андрес.

Если вы вдруг увидели у двери своего дома разорванного на куски соседа, то вам уже будет не до вопросов – а как нам там устроиться, какие есть пособия. Главное для вас – что вы выбрались и едете в спокойную страну.

Как ведут себя беженцы в дороге, о чем спрашивают, интересуются ли тем, какие пособия можно получать в Эстонии и как вообще здесь лучше устроиться?  «Многие просто молчат и смотрят в одну точку, другие всю дорогу выносят мне мозг. В любом случае эмоционально это очень тяжело, настолько, что даже рассказывать трудно», – у Андреса начинает дрожать голос, и он делает паузу. «Некоторые, конечно, спрашивают о каких-то денежных пособиях, о социальной защите, и я им все рассказываю, поддерживаю – ведь это все люди, которые сорвались с места не по своей воле и нуждаются в защите. Но таких мало. Потому что если вы вдруг увидели у двери своего дома разорванного на куски соседа, то вам уже будет не до вопросов – а как нам там устроиться, какие есть пособия. Главное для вас – что вы выбрались и едете в спокойную страну».

«Большинство вернутся домой»

Андрес рассказывает, что сам с первых дней войны занял четкую позицию – он поддерживает украинцев. Но ни в какие споры на эту тему – ни лично, ни в соцсетях – он не вступает. «У меня и времени на это нет – мне бы выспаться; да и зачем мне это? Я жил спокойно до сих пор и, надеюсь, все закончится хорошо, и мы также спокойно будем жить дальше».

Почему все же он продолжает заниматься перевозкой беженцев – ведь это и эмоционально тяжело, и люди недовольны, да и жить на что-то надо? «Ну, я человек не самый бедный, справляюсь пока. Иногда кое-что остается и от сборов за проезд, хотя это, конечно, не заработная плата. В последний раз осталось лишних евро 50, и пассажиры сказали: ну, проешь их, тебе же тоже надо кушать», – смеется Андрес.

Иногда он забирает людей вообще без денег, а иногда уже здесь, в Эстонии, их родственники дают больше, чем он спрашивает, и не хотят брать сдачу. «Один эстонец дал 500 евро за троих родственников, я говорю ему: тут 300 евро лишних, а он мне: «Не обижай меня!».

Ну ладно, все равно это все потом пойдет на солярку. Я никакой не герой. Просто вижу, что сейчас могу помочь. И я люблю Украину и украинцев, не раз бывал там, в Мукачево у родителей жены свой дом. Они открытые, гостеприимные, дружные. Хорошие люди, которые сейчас могут погибнуть под бомбами».

Думает ли он о том, чем все закончится? «Думаю, что война не будет длиться долго. А потом большинство украинцев вернутся назад – я знаю таких, кто хоть завтра вернулся бы домой», – говорит Андрес.

Ирина Токарева
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.