Если на взносы в бюджет НАТО миллионы евро у Эстонии находятся, то вот на дорогостоящее лечение детей с редкими заболеваниями — почему-то нет, пишет в своём материале автор портала Tribuna.ee Вячеслав Ианов.

Иванов: Ребёнок умирает, а государству наплевать
Иллюстративное фото: Pixabay

Мнение

Почему-то в приграничных эстонских городах — Нарве и соседней Усть-Нарве — на кабельном телевидении чаще идёт реклама, ориентированная на российского потребителя: цены в рублях, названия и адреса торгующих и обслуживающих фирм — российские. Хотя операторы сетей — эстонские…

Вообще-то, если честно, мне это без разницы: всё равно я и эстонскую рекламу в мозг не беру, чтобы не засорять его. Но есть один фактор, который вызывает… как бы мягче выразиться… активное отторжение. Некоторые эти каналы буквально переполнены обращениями к зрителям, жалобно взывающими о помощи больным детям. Во многих случаях — фактически безнадёжно больным.

Отторжение, естественно, вызывают не сами эти обращения, и уж точно не повод, их порождающий, а тот факт, что звучат они — без преувеличения — из самой богатой страны мира. И богатой не только своими традициями и духовными скрепами, коими так гордятся её лидеры, но и вполне осязаемыми материальными благами: природными ископаемыми, впечатляющими научно-техническими достижениями, интеллектуальными ресурсами. Другое дело, как используются все эти ресурсы…

Именно поэтому, когда слышишь с экранов слёзные призывы в тональности «подайте, кто сколько может!», то вспоминаешь либо Остапа Бендера, который обирал других жуликов под благовидным предлогом помощи беспризорным детям; либо — чаще! — харизматичного Павла Луспекаева — Верещагина из «Белого солнца пустыни» с его сакральной фразой: «Мне за державу обидно!»

На днях издание Postimees познакомило нас с судьбой полуторагодовалой Дезире из Раквере. «Месяц назад, — пишет журналист Эло Мыттус-Леппик, — стал известен диагноз: у девочки мышечная атрофия позвоночника SMA2. Это заболевание провоцирует дефект гена, что приводит к параличу тела и дыхательных мышц. „Мне сказали, что со временем мышцы Дезире ослабнут, а это означает, что она скоро окажется в инвалидном кресле, ей потребуется прибор для дыхания, а затем…“, — голос матери дрожит, и она прячет своё лицо в волосах дочери, которая беззаботно листает книгу».

И далее автор подробно излагает все перипетии, с которыми сталкивается семья малышки в их битве, буквально не на жизнь, а на смерть, за свою дочку. Оказывается, в принципе решение есть: «В Европе сейчас используют три лекарства, которые останавливают атрофию мышц… Лекарства невероятно дорогие — одна доза стоит почти два миллиона евро. Пожизненное применение лекарства будет обходиться в сотни тысяч евро».

Но… эти медикаменты не входят в перечень препаратов, которые оплачиваются Больничной кассой. Мама девочки сетует, что она всю жизнь исправно платила налоги, а теперь государство поворачивается к ним в их беде спиной…

В публикации приводятся мнения специалистов — медиков и политиков (в частности, министра Танеля Кийка) — о том, что можно сделать в сложившейся ситуации. Ключевая фраза, подводящая итог всех рассуждений: «В настоящий момент Эстония является единственной страной в мире, которая не оплачивает лечение детей с таким заболеванием мышц».

Бюджет НАТО или Карфаген?
Известно крылатое выражение, которым римский полководец и политик Марк Порций Катон Старший заканчивал все свои речи в сенате, независимо от их тематики: «Кроме того, я думаю, что Карфаген должен быть разрушен». Не будучи ни политиком, ни, паче того, полководцем, хотя бы и римским, тем не менее я тоже имею свою идею-фикс. Она заключается в том, что на вопрос, где взять деньги в тех случаях, когда речь идёт о здоровье и жизни детей, следует отвечать: сократив взносы в «общий котёл» НАТО.

Я не покушаюсь на те священные два процента от ВВП, которые Эстония с прилежанием примерной пионэрки исправно платит Альянсу. Пусть. Но вот те 0,2 или уже даже 0,3 процента, которые наше государство приплачивает «сверху», уже по собственной инициативе, выпрыгивая из штанов, — это, на минуточку, более ста (а если 0,3%, то 150-ти) миллионов евро. По сути лишних для блока, чей бюджет измеряется триллионами.

Зато самой Эстонии они бы очень пригодились.

…Карфаген в конечном счёте был-таки разрушен. Надеюсь, в конце концов сбудутся и призывы, наверняка не только мои, касающиеся наших взносов в натовский общак…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

tribuna.ee

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.