В Нарве прошел показ документального фильма «Украинские фрагменты» эстонского режиссера Вахура Лайапеа. Героиня этого фильма Инна Шульженко — гость нашей редакции.

 

Инна Шульженко, из Луганска

Новость изнутри

Сорокаминутный документальный фильм рассказывает о том, как сегодня живут мирные жители деревень и поселков Восточной Украины, которые остались в зоне конфликта, на «нейтральной полосе» между двумя противоборствующими сторонами, и о гуманитарной помощи, которая идет из Эстонии по линии некоммерческой организации Eesti Pagulasabi.  Эту гуманитарную помощь доставляет в прифронтовую полосу молодая женщина Инна Шульженко, родом из Луганска, ныне жительница Днепропетровска и работник гуманитарной службы MTÜ Eesti Pagulasabi (некоммерческая организация «Эстонская помощь беженцам»).   

На обсуждении фильма после показа, который прошел в Нарвском колледже Тартуского университета, Инна призналась, что для нее самой стало сюрпризом, что в фильме именно на ней оказалось сфокусировано внимание режиссера. «Речь шла только о том, что съемочная группа будет ездить со мной, а я буду комментировать, чем мы занимаемся, знакомить с людьми, я ведь человек местный, всех знаю, – рассказывает Инна. – Фильм целиком я увидела только на премьере. И меня очень смутило, что я получилась чуть ли не главным действующим лицом».

Хотя, надо сказать, в кадре и помимо Инны много людей: ее коллеги-волонтеры, бойцы нацгвардии, врачи военного госпиталя, учителя и школьники, дети и пенсионеры, члены некоммерческой организации «Че-рный тюльпан», которые занимаются захоронением ос- танков погибших бойцов. «Фрагментов тел», – уточняет в кадре один из «тюльпановцев». «Так возникает перекличка с названием фильма – «Украинские фрагменты», – обратила внимание присутствующих в зале НКТУ директор колледжа Кристина Каллас, на момент съемок фильма  в апреле 2015 года  член правления MTÜ  Eesti Pagulasabi.

Собственно, именно Кристина Каллас, приехав в 2014 году в Днепропетровск с гуманитарной миссией, познакомилась там с Инной Шульженко и после активного сотрудничества предложила ей стать работником Eesti Pagu-lasabi.  

 

Кто есть кто  

 Инна Шульженко родом из Луганска. Выросла в многодетной семье. Закончила несколько факультетов местного колледжа, получив специальности «инженер- технолог мясных продуктов», «повар», «дошкольное воспитание». Училась и всегда параллельно работала. Вышла замуж. Родила детей (мальчик и девочка). Без материальной поддержки и связей начала заниматься бизнесом, и дела сразу пошли в гору.  У Инны было несколько буфетов и столовых по Луганску. У мужа – свой успешный бизнес. Построили большой и красивый дом. «Мы очень гордились, что всего достигли сами, исключительно своим трудом», – рассказывает Инна. Казалось, живи и радуйся!

– Наш Луганск был большим (жителей – более 600 тысяч), красивым городом. По ухоженности и чистоте  можно сравнить с Тарту, – говорит Инна. – Когда все это начиналось, даже невозможно было представить, что на самом деле нас ждет в скором времени. Все нарастало постепенно и, как ни странно это говорить, обыденно. А главное – каждый думал: ну, меня-то это не коснется!

Реальную угрозу они с мужем почувствовали, когда однажды вечером по дороге с работы машину Инны остановили и отобрали у нее крупную сумму денег — выручку ее предприятий питания. Через несколько дней — опять остановили, на этот раз – приставив к виску Инны дуло автомата, выгнали из машины и стали обыскивать багажник. «У этих военных (я даже не помню, с чьей стороны) были абсолютно стеклянные глаза. Это было страшно», – вспоминает Инна.

А 2 июня они проснулись от выстрелов и взрывов. «И уж тут мы решили всей семьей уехать из Луганска в Днепропетровск. На какое-то время. Думали — от силы на неделю», – рассказывает Инна. В Днепропетровске семья Шульженко живет уже полтора года. 

– Приехав в Днепропетровск (без денег, с двумя чемоданами) из зоны военных действий, мы обнаружили, что никому до нас нет дела. Ни местным властям, ни правительству, ни-ко-му!- рассказывает Инна. – За квартиру, узнав, что ты из Луганска и тебе деваться некуда, с тебя сдерут втридорога, с устройством на работу никто помогать не будет, мизерное пособие на детей стали давать совсем недавно. Хорошо, что моя подруга выслала мне деньги для обустройства на первое время. Муж пошел работать таксистом. А у меня началась настоящая депрессия, я слишком сильно себя жалела.

В Луганск они с мужем вернулись через 2 месяца и увидели город в руинах. «И нашего дома тоже не стало. А вот некоторые мои буфеты сохранились,-  рассказывает Инна. – Я достала коробки с печеньем и раздала все детям, которые бегали по улицам. Было больно смотреть, как они их хватали».

По возвращении в Днепропетровск Инна пошла работать волонтером в организацию «Допомога Днепра», которая занимается вопросами вынужденных переселенцев. А с января 2015 года Инна Шульженко – работник эстонской некоммерческой организации «Эстонская помощь беженцам». За рулем старенькой «Славуты» она колесит по Луганской области – той ее части, что подконтрольна федеральной власти, но заезжает также и туда, что подконтрольна Народной Луганской Республике, они пропускают; а ее двое коллег (тоже из числа местных жителей) работают по Донецкой области. Подчас, мимоходом замечает Инна, надевает в дорогу бронежилет и каску. И мужу не уточняет, куда конкретно отправляется. «Наша задача – доставить медицинское оборудование в больницы этих двух областей. Его мы покупаем на Украине или получаем из-за границы. Выезжаем на места, в первую очередь, это населенные пункты прифронтовой полосы или, как ее называют, буферной зоны, встречаемся с местной властью, с людьми, чтобы узнать, какая помощь им нужна. Порой везем и продукты», – рассказывает Инна.

Больше всего, признается она, душа болит за детей. Ей все вспоминается мальчик, которого вывезли с линии огня, а он и в мирной обстановке ложился спать полностью одетый и в ботинках: «Вдруг бежать в подвал придется при бомбежке?!».

– Но вообще я поняла, что люди будут стремиться выживать в любых условиях, – делится своими наблюдениями Инна.

 

Другая жизнь

Инна Шульженко вновь стала студенткой — на этот раз Луганского педагогического университета (он находится в Северо-Донецке, на территории, подконтрольной центральной власти). «Это образование мне необходимо для того, чтобы осуществить свою мечту — создать в Луганской области современную школу, европейского уровня. Сына своего, которому 13 лет, я уже в ней выучить вряд ли успею, а вот дочь, которой только 3 года, уж точно в ней учиться будет!» – уверенно заявляет Инна. «Взрослых уже не переделать, – говорит она, – а вот если хотим построить свою Украину, надо думать, прежде всего, о детях».

 

3 ПРОСТЫХ ВОПРОСА:

– Вы могли уехать из Украины, получив, например, статус беженца?

– Меня постоянно об этом спрашивают. Да могла. Но я хочу жить в своей стране, на своей земле, которая простирается от Луганска и до западной Украины. И я мечтаю, чтобы и мои дети хотели жить здесь, на Украине.

– Как вы думаете, что ждет Украину?

– Я уверена на 100 процентов, что Украина обязательно воспрянет! И все еще будут удивляться и радоваться, что мы пережили это страшное время. Война, которая сейчас идет, — чисто политическая. Она уже всех замучила. И народы наши — русские, украинцы — враждовать не должны и не будут.   

– Вы очень открыто и критично отзываетесь о нынешнем украинском правительстве, об украинских политиках. Не боитесь?

– Я не боюсь политиков вообще. Они приходят и уходят. Я больше боюсь – не поехать в свой родной Луганск.

 

 

Светлана Зайцева

 

 

Фото с сайта www.ukrainaheaks.ee

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.