Солдинская гимназия, где сегодня учится более 800 школьников, приняла 17 ребят из Украины. Фото: Татьяна Завьялова

Семиклассница Каролина после школьных занятий оказывается дома в четвертом часу. И после небольшой передышки сразу же садится за уроки. Спешит на кружок, в школу по интересам? Нет, просто девочка учится в двух общеобразовательных школах: эстонской и украинской, из-за чего ее учебный день обычно заканчивается в 11 часов вечера или еще позже.

Семья Каролины — военные беженцы из Украины. Боевые действия их небольшого городка Верхний Днепропетровск не коснулись, но беда была уже, что называется, у порога, и медлить с переездом мама с двумя детьми не стала. В марте они приехали в Нарву, где уже долгое время работал глава семейства. А в апреле их школьница-дочь поступила для продолжения учебы в Солдинаскую гимназию. На новом месте жителям Украины нравится все, довольны они и выбором школы.

Но само обучение стало для семьи с некоторых пор и тяжким трудом, и источником серьезных переживаний. И в этой ситуации Каролина не одинока.

Только в стенах школы

– Наша дочь уже выбрала себе профессию, она хочет стать преподавателем украинского языка, – говорит Ирина, мама Каролины. – Для нее очень важно освоить программу украинской школы, успешно сдать экзамены в институт.
Ирина не сомневается, что в скором будущем они смогут вернуться в Украину.

Уверена и в том, что дочь не изменит своих планов на будущее. Однако сейчас семья беспокоится о том, сможет ли Каролина получить нужные для поступления в вуз оценки: дело в том, что учебные программы эстонской и украинской школ разнятся. К примеру, в Украине в 7-м классе дети уже проходят несколько таких предметов, какие эстонские школьники будут изучать только в 8-м классе. То есть Каролине имеет смысл присоединиться к он-лайн урокам в своей родной, украинской школе, что, собственно, во втором полугодии минувшего учебного года и происходило. При этом девочка посещала отдельные занятия в Солдинаской гимназии — Министерство образования и науки Эстонии этот комбинированный вариант позволяло.

Фото: Даниил Волоцкой

Однако в наступившем, 2022-2023 учебном году, оно приняло другое решение: школьнообязанные дети из семей военных беженцев должны обучаться в стенах школы, посещать все уроки, им будут выставляться оценки. Каролина вынуждена теперь пропускать он-лайн уроки, материал она изучает самостоятельно, а затем, в меру своего понимания материала, выполняет домашние задания.
Неужели все так необратимо, интересуется Ирина у журналиста, и Нарвская служба образования не сможет войти в положение отдельных украинских детей, дать им возможность учиться он-лайн, если таковая форма обучения в конкретной украинской школе имеется?

«В Нарве своя ситуация»

– Согласно сегодняшней позиции министерства, все школьнообязанные дети с 1 сентября должны приходить в школу, – прозвучало на недавнем инфочасе для журналистов из уст руководителя службы образования Ларисы Дегель. За выполнение этого требования на местах отвечают соответствующие структуры местных самоуправлений.

Суть нового порядка в том, поясняет г-жа Дегель, что при наличии отдельных индивидуальных занятий ребенку из Украины дается возможность социализироваться, а также скоординированно обучаться эстонскому языку.


Кого-то из новообращенных эстоноземельцев это более чем устраивало, для кого-то стало дополнительным мотивом для возвращения на родину.


Тут стоит напомнить, что еще в июне министерство распорядилось таким образом, что находящиеся под временной защитой Эстонского государства дети могут в первоочередном порядке (и должны) поступать на учебу в школы с эстонским языком преподавания. Кого-то из новообращенных эстоноземельцев это более чем устраивало, для кого-то стало дополнительным мотивом для возвращения на родину.

– В нашем городе определить всех 58 украинских детей в эстоноязычную школу невозможно, – говорит Лариса Дегель. – Работающая на эстонском языке гимназия сама находится сейчас на замещающих площадях (для нее строится новое здание — ред.)

Школьников из Украины распределили таким образом по нескольким школам; наибольшее их количество, по 12-17 человек, поступило в Солдинаскую и Кренгольмскую гимназии, в Языковой лицей.

– По учебе на эстонском языке мы нашли такой компромисс: будем информировать родителей о позиции министерства, и если в школе или детском саду есть соответственно класс или группа языкового погружения, будем объяснять родителям, что для их ребенка это оптимальный вариант, – говорит руководитель службы образования.

Этой осенью решается судьба Солдинаской гимназии: или она присоединится до 2025 года к 6-й школе, или присоединятся к ней.

Но языковое погружение в Нарве есть не везде. «Тогда вместе с директорами мы рассматриваем реальную ситуацию в школе и решаем, что она может предложить, чтобы детям и родителям выполнять это требование было комфортно», – поясняет она.

А вдруг это наши будущие постоянные жители?

Возможен ли в таком случае компромисс и по дистанционному обучению? Ведь, как подтверждает сама Лариса Дегель, подобные вопросы в службу образования поступают.

– Конечно, мы должны обеспечить выполнение школьной обязанности. Но разлучить ребенка со своим классом, лишить его возможности общаться с одноклассниками нашей главной целью точно не является, – говорит г-жа Дегель.
По ее мнению, здесь возможен и комбинированный подход. «Какую-то часть учебы мы можем позволить проходить дистанционно, – рассуждает руководитель службы образования. – Но какую-то ее часть, в том числе уроки эстонского языка, школьник должен получать у нас. Потому что ни у кого, к сожалению, нет стопроцентной уверенности, что все желающие вернуться в Украину такую возможность будут иметь».

Сейчас, по ее мнению, самое главное — чтобы все дети школьного возраста в школу пришли. А взрослые, в свою очередь, поискали разумные решения, чтобы и школьная программа выполнялась, и душевное здоровье детей не страдало.

Государство выделило деньги

Находятся ли в Нарве такие решения? За ответом на этот вопрос мы отправились в Солдинаскую гимназию.

Роман Трейал: Можно было бы и по украинской программе в стенах школы, но ресурсов не хватает.

Как и следовало предполагать, ключевыми задачами в обучении украинских детей директор школы Роман Трейал считает изучение ими эстонского языка. Другие предметы, как нам уже приходилось слышать, большого беспокойства у педагогов русскоязычных школ Эстонии не вызывают. По некоторым дисциплинам украинские школьники даже опережают своих эстонских сверстников.
Другое дело — государственный язык новой для них страны. Для его изучения, сообщает директор, в Солдинаской гимназии создаются две возрастные группы, в которых ребята будут изучать эстонский с нуля. Этим детям к урокам эстонского по программе будет добавлено еще два урока в неделю, где с ними станут заниматься индивидуально.

А еще для них будет создан кружок эстонского языка — директор надеется, что ходить на такие занятия будут все 17 человек. Рассказывает, что сейчас пытается договориться о том, чтобы для украинских детей в школе появился кружок родного языка. Занимается школа и материальными вопросами для выполнения новыми учениками их учебных задач, благо, государство перечислило на них деньги. А вот освоят ли украинские ребята на соответствующем уровне эстонский язык, Роман Трейал не уверен — многое в этом зависит, по его мнению, от желания и усердия самих ребят.

Многие хотят вернуться

Зависит также от мотивации. Но с мотивацией, как выясняем в ходе разговора с учителем начальных классов Мариной Костенковой, все не так просто.
– Многие очень хотят вернуться домой, – говорит педагог, несколько месяцев занимавшаяся с третьеклассником. Кстати, эта учительница столкнулась с тем, что не все украинские школьники могут легко переключиться на обучение в эстонской школе, даже русскоязычной, поскольку у себя на родине учились на украинском языке. Таких детей, советует Марина, стоило бы определять на учебу классом ниже, тем более, что дети в Украине идут в школу годом раньше, чем у нас.

А как все же могла бы разрешиться ситуация для тех ребят, кто хочет продолжать учиться по украинской программе?

Роман Трейал:
– Пока министерство не даст разрешения на обучение вне стен школы, заниматься дистанционно по украинской программе можно только после наших уроков. Школа могла бы пойти в этой ситуации навстречу ученику, но конкретно у нас ресурсов нет – чтобы смотреть за этим ребенком, разместить в отдельном помещении.

Марина Костенкова:
– Неплохо было бы дать возможность семьям из Украины самим решать, каким образом их детям обучаться. В случае дистанционного обучения в украинской школе нам оставалось бы только периодически проверять у ребенка уровень знаний и продлевать или не продлевать свое на это разрешение.

Но Министерство образования своей позиции не меняет, а значит, наступивший учебный год у семиклассницы Каролины будет «помноженным на два».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.