Юлия Хлыстун: «Верю, что мое пребывание в Эстонии, в Нарве – это промысел Божий. Для чего-то это нужно…» Фото: Анна Маркова

23 февраля Юлия Хлыстун, докторант отделения культурологии Восточно-украинского национального университета им. Даля, прилетела из Киева в Таллинн для участия в международном конгрессе «Семиосфера Лотмана». 25-го Юлии предстояло выступать с докладом, так что новости не смотрела, была вся сосредоточена на предстоящем событии. Первого марта Юлия должна была улететь обратно, в родную Украину.

26 февраля утром пришло письмо от отца: «Юля, домой не возвращайся. Здесь большая война». «У меня было ощущение, что мне на голову обвалился потолок», – признается Юлия.

Чтобы сохранить жизнь

Сейчас, находясь в Нарве и оглядываясь назад, Юлия и сама удивляется, насколько спокойной была атмосфера в украинской столице в феврале.
– В Киеве в принципе все было нормально. Да, какие-то разговоры о военной агрессии со стороны России ходили. Но многие искренне полагали, что это слухи, что СМИ нагнетают обстановку и просто идет информационная война, – говорит Юлия.

Город, где она жила, находился в той части Донецкой области, которая являлась территорией Украины, а не самопровозглашенных республик.
Так что даже в самом страшном сне невозможно было себе представить ситуацию, когда ты оказываешься в чужой стране, с маленьким рюкзачком за спиной, с ноутбуком, минимумом вещей и денег, и родные умоляют тебя остаться на чужбине, чтобы сохранить жизнь…

Конечно, Юлия собралась с духом, выступила с докладом «Символические и индексальные знаки в современной монументальной церковной живописи», активно принимала участие во всех мероприятиях конгресса, который проходил и в Таллинне, и в Тарту. К Лотмановскому конгрессу Юлия готовилась целый год и была несказанно рада, когда ей сообщили, что ее тезисы прошли отбор и она может представить научной общественности свои изыскания в сфере семиотики.

Вылететь на родину Юлия не могла — с 24 февраля небо над Киевом было закрыто.

– Не скрою, я была в полной растерянности, что же теперь делать, – рассказывает Юлия. – Но в предпоследний день конгресса мне поступило совершенно неожиданное предложение от директора Нарвского музея Марии Сморжевских-Смирновой о работе в музее в качестве научного сотрудника. До встречи в Таллинне мы были знакомы по переписке, я высылала Марии свои научные статьи и обращалась с просьбой стать рецензентом моей диссертации, посвященной особенностям росписей православных храмов, построенных на востоке Украины в конце XX – начале XXI века.

– В Нарвском музее было вакантное место научного сотрудника, в конце 2021 года мы объявляли конкурс, но ни одного заявления так и не поступило, – вступает в разговор Мария Сморжевских-Смирнова. – События, которые разворачивались после 24 февраля, однозначно давали понять: ничего хорошего в скором времени ждать не приходится и возвращаться в родные края на самый восток Украины уже невозможно. Со второго марта Юлия Хлыстун стала работать в Нарвском музее в статусе научного сотрудника. Отдельное спасибо Департаменту полиции и погранохраны – за 20 минут на интернет-портале мы оформили все нужные документы и менее, чем через час получили необходимые разрешения на работу.

Впервые о сакральной Нарве

По словам директора музея, еще в прошлом году она делилась с коллегами идеей сделать новый экскурсионный маршрут – по православным храмам Нарвы.

– Ведь у нас есть настоящая жемчужина сакральной архитектуры Нарвы – наш Воскресенский кафедральный собор, уникальная история которого уходит в конец 19 века, есть построенная в конце 20 века церковь Нарвской иконы Божьей Матери со своей необычной историей. Однако последовательным изучением их росписей и иконостасов никто никогда не занимался. А есть еще современной архитектуры храм 12 апостолов. Православные церкви города долгое время были вообще как бы вне поля зрения Нарвского музея.

С 18 мая по 15 июня в лектории Нарвского музея Юлия Хлыстун прочитала цикл лекций «Сакральное искусство». Каждую из пяти лекций (они шли по средам) можно было слушать как в лекционном зале Нарвского музея, так и в ZOOM среде. Фото: Анна Маркова

По словам Марии Сморжевских-Смирновой, появление в музее такого научного сотрудника, как Юлия Хлыстун, которая специализируется на церковном искусстве, сделало возможным открыть ранее не изученные страницы сакральной культуры Нарвы.

Начало положено: с 18 мая по 15 июня в лектории Нарвского музея проходил цикл лекций «Сакральное искусство». Каждую из пяти лекций (они шли по средам) можно было слушать как в лекционном зале Нарвского музея, так и в ZOOM среде.
– Сакральный – это значит священный. Есть и другое значение у этого слова: сакральный – посвященный Богу, прежде всего это церкви, соборы, – объясняет Юлия. – Рассказывая о церковном искусстве, принципах организации пространства храма, древнем языке сакральных символов, я старалась познакомить слушателей с восточно-христианской картиной мира, которая, собственно, и раскрывается в иконописи, монументальной живописи, программе росписи православных церквей.

Делала это Юлия на примере древних, старинных и современных церквей, расположенных в разных странах мира. В том числе, конечно же, храмов ее родины – Украины.

На протяжении всего лета каждую субботу и воскресенье Юлия Хлыстун проводит экскурсию «Сакральная Нарва: Воскресенский собор», в ходе которой она рассказывает о византийском наследии в архитектуре, об иконостасе храма и о тенденциях модерна, о родстве храмовых росписей Нарвского Воскресенского собора с росписями, выполненными выдающимся русским художником В. Васнецовым в соборе святого Владимира в Киеве.

Не скрою, я была в полной растерянности, что же теперь делать. Но в предпоследний день кон-гресса мне поступило совершенно неожиданное предложение от директора Нарвского музея Марии Сморжевских-Смирновой о работе в музее в качестве научного сотрудника.

-Мы спускаемся в нижний храм, а потом поднимаемся на хоры и колокольню, чтобы взглянуть на собор и город с совершенно особого ракурса, – говорит Юлия. – Чердачное пространство собора по- своему уникальное место, там остались некоторые предметы из разрушенного Преображенского собора Нарвы, наследником которого можно назвать Воскресенский собор. Со временем, я очень надеюсь, его смогут превратить в отдельную экспозицию.

В сентябре, делится планами Мария Сморжевских-Смирнова, лекторий Нарвского музея пригласит интересующихся на новый цикл лекций – по иконографии.

Сестра Иулитта

Интерес к изучению церковного искусства, православной литературы, по признанию Юлии, возник у нее еще в школьные годы. Родители ее к этому не мотивировали, в церковь с детства не водили, и, как говорит Юлия, скорее были людьми «сочувствующими» религии, чем истинно религиозными. Обучаясь на факультете психологии в Донецком национальном университете, Юлия в качестве факультета дополнительных специальностей выбрала богословский.

– Донецкая епархия очень большая, но не семинарии, не училища, не регенского отделения в ней не было, поэтому богословский факультет был создан на базе Донецкого университета, – объясняет Юлия.
Защитила магистерскую по психологии и дополнительный диплом по теологии, последний давал ей право преподавания православной культуры и этики в школе.

Через год после паломнической поездки в 2015 году в Грецию по местам, связанным с жизнью Паисия Святогорца, и знакомства в ней с иегуменом Киприяном Ященко из Сергиева-Посада, кандидатом богословских наук, кандидатом педагогических наук, режиссером цикла документальных фильмов о Паисии Святогорце, Юлия поступила в Московскую духовную академию. Программа академии коррелировала с программой Московского государственного педагогического института. Учеба проходила дистанционно, но с обязательным приездом на установочные сессии.
– В академии учились и миряне, и священнослужители, лекции нам читали известнейшие в православном мире специалисты.

Сначала ранняя литургия, потом занятия до 7 часов вечера, ужин, и потом опять встречи с интереснейшими людьми. Незабываемые годы! – эмоционально говорит Юлия.

После 4 лет успешного обучения Юлия получила два диплома – Московской духовной академии и МГПУ, что давало возможность быть преподавателем православной педагогики и психологии, катехизатором, миссионером, православным гидом.

Параллельно с учебой Юлия работала на православной сайте, вела рубрику «Библия в искусстве». Юлия была насельницей в одном из современных женских монастырей в Донецкой области. В монастыре Юлия руководила воскресной школой для детей и их родителей, каждое лето организовывала детский православный лагерь на территории монастыря, занималась постановкой детских спектаклей к церковным праздникам, водила экскурсии по монастырю, шила облачения для священнослужителей, вышивала и украшала плащаницы. Продолжала изучать древнегреческий (к слову, Юлия свободно владеет украинским, русским, английским).

В монастыре Юлия получила церковное имя – Иулитта, в честь великомученницы из города Тарса (Сирия, 4 век н.э.).

В 2020 году Юлия поступила в докторантуру отделения культурологии Восточно-украинского национального университета им. Даля.
– Мне интересен подход к изучению церковного искусства не с точки зрения искусствоведения, а с точки зрения культурологии. Искусствоведы больше говорят о том, что мы видим, что написано, какими средствами выражены те или другие понятия, смыслы; культурологи – почему сделано именно так, а не иначе, как на искусство влияет культурно-историческая, политическая ситуация, – объясняет Юлия. – С конца 90-х XX века до начала ХХI-го в Восточной Украине, особенно в Донецкой области, Луганской, Харьковской, было построено много православных храмов. Это совершенно новая, практически не изученная тема, я ею занимаюсь.

Сейчас у Юлии идет второй год обучения в докторантуре. Но война смешала все планы.
– Сейчас я изучаю росписи нарвских храмов, планирую исследовать православные церкви Таллинна. Конечно, хочу доработать диссертацию, но теперь вопрос, в какой стране ее защищать… Чтобы продолжить исследование, мне надо вернуться на родину, а когда это произойдет, трудно предположить.

– На фотографиях, которыми вы сопровождали свои лекции, изумительной красоты современные храмы Восточной Украины. Что с ними сейчас?

– Трудно сказать. Знаю, что некоторые полностью разрушены. Сердце обливается кровью. Каждый день молюсь за своих родных, за свою родину. Верю, что добро, справедливость восторжествуют.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.