В конце марта 2022 года, 29 числа, руководитель Нарвского промпарка Вадим Орлов сообщил порталу rus.err.ee о том, что введенные против России санкции сказались на реализации планов Нарвского промпарка.

В предисловии к его комментарию было сказано следующее: «На данный момент на территории Нарвского промышленного парка работают семь предприятий, на которых в общей сложности трудится порядка 700 человек. Из-за санкций, введенных в отношении России, эти компании вынуждены по максимуму сокращать взаимодействие с восточным соседом».

Какова же ситуация на сегодняшний день с предприятиями нарвских промпарков, поинтересовалась «Нарвская Газета» у руководителей расположенных в Нарве промышленных парков.

Первый шок преодолели

Рассказывает Теэт Куусмик, глава целевого учреждения Ida-Virumaa Tööstusalade Arendus («Развитие промышленных зон Ида-Вирумаа»):

– Что касается предприятий, которые работают у нас и в Нарвском промпарке, и в Йыхви, и в других местах, сегодня, по словам руководителей расположенных в них фирм, у них каких-то больших проблем нет. Заказы для них поступают и выполняются, то есть все наши предприятия работают в нормальном режиме. И даже объемы некоторых заказов увеличились.

Еще прошлым летом никто в целевом учреждении Ida-Virumaa Tööstusalade Arendus не мог предположить, что через полгода придется срочно искать новые экономические решения.

Руководитель целевого учреждения «Развитие промышленных зон Ида-Вирумаа» Теэт Куусмик оптимистично смотрит в будущее, поскольку объем заказов даже растет. Фото: Теэт Куусмик

Конечно, в первое время, после 24 февраля, примерно месяц, была непонятная ситуация – что будет вообще происходить стратегически, геополитически, экономически. Но сейчас обстановка стала для наших предпринимателей более ясной и мы не видим у них каких-то больших проблем.

– Почему объем заказов даже увеличился?

– Во-первых, у местной промышленности в некоторых случаях выросла потребность в нашей продукции. Во-вторых, у некоторых предприятий Эстонии свои производственные участки есть и в России, а перевозка грузов через границу теперь проблема. Из России сегодня очень тяжело привезти готовую продукцию в Евросоюз. Поэтому у тех наших заводов, которые поставляют товары на европейский рынок, внутри ЕС заказов становится больше. Это позволяет стабилизировать ситуацию с местным производством и даже увеличивать объем производства. Поскольку еще несколько месяцев назад эстонским производителям приходилось в Евросоюзе конкурировать с российскими товарами, поставляемыми в Европу, то сейчас идет поиск производителей такой продукции среди стран ЕС, в том числе и в Эстонии. Вот поэтому объем заказов у нас растет.

– Таким же образом, выходит, снимается проблема и с транзакциями (переводом денег), о которой в марте обеспокоенно говорил Вадим Орлов?

– Да, это тоже теперь дает, как говорится, «карты в руки» тем предприятиям, которые находятся в Эстонии. Если ты поставляешь свою продукцию в Германию, Польшу или Швецию, то там никаких проблем с транз­акциями нет.

– А какова сейчас ситуация с реализацией таких крупных проектов вашего целевого учреждения, как «Агропарк» в Аувере, строительство аэродрома в Нарва-Йыэсуу и развитие двух бизнес-инкубаторов в Йыхви?

– Поскольку это довольно большие и достаточно объемные проекты, они требуют серьезной подготовки. Возьмем, например, «Агропарк» – там сегодня мы занимаемся исследованиями, которые необходимо проводить для анализа влияния будущего объекта на окружающую среду. Скажем, надо на этой территории провести анализ зеленых зон, чтобы выяснить, какие там находятся растения, водятся птицы, звери, и какие из них находятся под охраной закона.

Этот проект никак сегодня не связан с политической и экономической ситуацией, а зависит от того, что у нас в Эстонии подготовка таких больших проектов развития занимает всегда достаточно много времени из-за требований в том числе защиты окружающей среды. А затем еще должна быть сделана детальная планировка,  все эти этапы занимают свое определенное время, так что все идет своим чередом, проект двигается дальше.

Что касается инкубаторов в Нарве и Йыхви, то в их отношении мы ежедневно работаем, сейчас занимаемся составлением бизнес-планов. Уже несколько раз собирались рабочие группы, мы продумываем точную программу зданий, чтобы начинать проектирование, для которого у нас уже есть финансирование. До конца года хотим сделать всю подготовку для основного проекта. Это даст нам возможность ходатайствовать о деньгах на строительство, которое хотим начать в начале следующего года.

По поводу аэродрома в Нарва-Йыэсуу – местное самоуправление запросило у нас дополнительные документы, это описание бизнес-модели, чтобы дальше готовить соглашение в министерствами и департаментами, которые должны согласовать детальную планировку. То есть тут тоже идет ежедневная работа.

В целом можно сказать, заключил Куусмик, что если поначалу у них был период неопределенности, то сейчас есть четкое понимание, как двигаться и к каким целям.

Александр Брокк: ситуация очень напряженная

В Нарве также cовсем недавно обеспечивал работой около 20% всех занятых жителей города промышленный парк INTEK-NAKRO. Территория этого частного промпарка – 17,5 гектаров, на которых расположено более 40 предприятий самого разного профиля, и где около 80% площадей до настоящего времени было загружено работой.

Руководитель промпарка INTEK-NAKRO Александр Брокк серьезно обеспокоен тем, что уже сейчас  многих нарвитян отправляют в вынужденные отпуска или переводят на сокращенный рабочий день

На сегодняшний день, по словам руководителя промпарка INTEK-NAKRO Александра Брокка, ситуацию здесь никак нельзя назвать благополучной, она скорее очень тревожная.

«В отличие от технопарков, которые получают регулярную солидную поддержку государства, наш промышленный парк практически вынужден выживать сам по себе, – поясняет Александр Брокк. – Мы пережили совсем недавно тяжелое время пандемии коронавируса, когда пустовали целые цеха, срывались обязательства по поставкам, когда невозможно было четко планировать работу, потому что  буквально на следующий день на самоизоляцию могли уйти как работники, так и начальники цехов, мастера. И только появилась надежда на стабилизацию, как были введены санкции против России, резко подорожали энергоносители, в первую очередь газ, который используется в больших количествах в некоторых производствах, и электроэнергия. А у нас много энергоемких производств. И если цена на природный газ выросла почти в 10 раз, а максимальная часовая цена электроэнергии в некоторые дни увеличивалась в 22 раза, то как можно говорить о том, что все нормально? Я не собираюсь приукрашивать  и говорю все как есть на самом деле.

По словам Александра Брокка, ни один из руководителей находящихся на территории промпарка предприятий не смог сказать ему что-то обнадеживающее, так как многие работают с минимальной нагрузкой.

– Из-за транспортной блокады доставки сырья и изделий на границе также создаются большие проблемы, от которых страдают прежде всего наши работники из Нарвы, – поясняет Брокк. – Совсем недавно одному из работающих в технопарке предприятию пришлось неимоверными усилиями вызволять транспорт с грузом, который на пару недель застрял в Белоруссии, и без которого невозможно было выполнить большой заказ на нарвском предприятии. Из-за больших трудностей с энергоносителями наш «Кренгольм» даже поставил свое производство на паузу.

Предприятия промпарка INTEK-NAKRO, которые работают на Украину, тоже сегодня временно стоят, потому что возникли определенные сложности с платежной банковской системой.

Нарвский промышленный парк INTEK-NAKRO совсем недавно обеспечивал рабочие места почти 20% работающего населения города, но сегодня часть его предприятий стоит «на паузе».

– Никто сейчас не знает, какие будут поставки, когда придет сырье, кто как будет платить, так что до 30% наших производств приостановлены, и работают только те, которые ориентированы на местный и европейский рынок, – говорит руководитель  INTEK-NAKRO. – Выполнение заказов, скажем, для Англии, Швеции и так далее, ведется, но из-за того же резкого удорожания энергоносителей себестоимость продукции быстро растет, и у всех большая боязнь, что ее производство не будет окупаться и заказы прекратятся.

Более того, немалые проблемы есть и у тех, кто работает на нашем местном, эстонском рынке – с получением определенного сырья, металлов, древесины, стройматериалов и так далее. Самое печальное, что дотации государства заканчиваются после 1 мая, и дальше правительство уже ничего не обещает, а уже говорят о возможном серьезном повышении стоимости отопления. Кроме того, с 1 мая для нас будет увеличена на 12% плата за сетевую услугу передачи электроэнергии. Такой комплекс негатива создает полную неуверенность в завтрашнем дне для очень большого числа работающих пока нарвитян. Очень не хочется думать, что может произойти катастрофа из-за потери ими работы. Уже сейчас многих отправляют в вынужденные отпуска или переводят на сокращенный рабочий день.

Как и во всем остальном мире, где у стран очень тесно переплетены финансовые, производственные и логистические связи, многие нарвские предприятия конкурируют в основном не с местными производствами, а с теми, которые расположены в Азии, Европе, но там нет такого резкого ухудшения экономических условий.

– А у нас сейчас получается не рыночная, а шоковая экономика, – констатирует Александр Брокк. – Даже экономикой это назвать нельзя, потому что невозможно планировать, производить расчеты на основе конкретной информации – ее просто сегодня нет. Можно только приблизительно прикидывать, а что  произойдет на биржах завтра, никто не знает. И во сколько тебе обойдется покупка и доставка сырья и материалов, тоже никому неизвестно, потому что везти их придется и длинными окружными путями, и непонятно сколько времени.

По мнению Александра Брокка, сегодня нельзя надевать розовые очки, а нужно говорить правду, информировать правительство о реальном положении дел, чтобы искать вместе выход из сложившейся ситуации. Приукрашивание положения дел никому пользы не принесет, а может создать большие проблемы.

  Александр МЯСОЕДОВ
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.