Сейчас внимание нарвской общественности привлечено к вопросу судьбы Старого города: быть ему или не быть и, если быть, то в каком виде. Вместе с этим нужно отметить, что на территории города существует множество других объектов, подпадающих под широкую категорию объектов культурного наследия (эст. pärandkultuuri objektid).

Игорь Куров за работой по очистке прудов от сброшенного в них мусора.

Это, к примеру, места часовен, кладбищ, места ныне исчезнувших мыз и мызных построек, исторические дороги, фортификационные сооружения разных эпох, старые деревья и сады, места исторических производств и их отдельные элементы, объекты исторической городской инфраструктуры и т.д. Их длинный список отнюдь не ограничивается территорией Старого города и Кренгольма.

Отличительной особенностью этой категории памятников в Эстонии является то, что они, как правило, не включены в государственный регистр памятников ввиду несоответствия формальным критериям, предъявляемым памятникам культуры, а некоторые в силу известных исторических событий и вовсе оказались стерты с поверхности земли. Тем не менее, замечаем мы их или нет, эти объекты и исторические ландшафты остаются материальными носителями памяти/информации об истории места и людей, его когда-то населявших.

Изучение родного края — тренд последнего времени

Память об этих местах сохраняют местные жители, последним также принадлежит инициатива по поддержанию объектов в порядке. То есть поддержание исторической памяти о знаковых местах является в прямом смысле народной инициативой, которая организационно и финансово может (при наличии соответствующей заинтересованности местных жителей и их активности) поддерживаться местным самоуправлением и государством. Примерами являются восстановление хуторских построек, старых колодцев, каменных мостов и оград, акции по уборке памятных мест (кладбищ, мызных парков) от мусора, установка инфостендов и памятных табличек. Путешествуя по сельским регионам Эстонии, я не раз замечал таблички на постройках, на которых сообщалось, что конкретный хутор, постройка, колодец или ограда были сооружены кем-то в таком-то году, а упоминания некоторых деревень и хуторов в исторических источниках прослежено вплоть до 13 века.

Изучение своих корней и истории места является в Эстонии в последнее десятилетие набирающим популярность явлением общественной жизни, а также естественной и здоровой реакцией людей на глобализацию и ускоряющийся темп жизни, быстро изглаживающий из памяти и ландшафта память о прошлом.

Положение с этими объектами в Нарве оставляет желать лучшего во многом по объективным причинам (почти полное разрушение исторического городского пространства в войне и в последующие десятилетия, прерывание исторической преемственности развития ввиду ухода коренного населения). Но есть в этой проблеме и субъективный момент, поскольку она отражает реальную, а не декларируемую заинтересованность жителей города в поддержании исторической памяти и деятельном участии в благоустройстве своего родного города.

Известны со времен Средневековья

Хочу обратить внимание на один такой объект, расположенный на северной окраине города, на территории Суттгофского парка (территория немецкого военного кладбища) и непосредственно под ним, на берегу реки Наровы. Речь идет о внешне малозаметных прудах, скрытых кустарником и высокой травой. В исторических источниках времен позднего Средневековья – Раннего Нового времени эти пруды известны как «пруды Рольмана». Здесь до Северной войны существовало одно из старейших городских кожевенных производств, а сами пруды, очевидно изначально природного происхождения, были приспособлены для дубления и отмачивания кож. Натурные исследования этого объекта выявили наличие двух прудов, скорее всего когда-то связанных системой протоков и запруд, которые находятся на верхней и нижней террасах парка Суттгофа. Состояние верхнего пруда более-менее удовлетворительное (он находится на частной территории), чего нельзя сказать о пруде, который находится на нижней террасе парка Суттгофа.

В прудах Рольмана обитают потрясающе красивые и «певучие» лягушки.

Весной нижний пруд невольно обращает внимание всех гуляющих по берегу реки и живущих в окрестностях жителей доносящимися оттуда мощными лягушачьими концертами. Да и лягушки здесь живут особенные, зеленые, с полосками на спине. Диву даешься, как они лихо передвигаются по заросшему тиной пруду.

К сожалению, пруд десятилетиями используется окрестными жителями как место свалки бытовых отходов. В плачевном состоянии экологии и ужасной захламленности этого места мне самому пришлось убедиться, когда помогал нарвскому краеведу Игорю Курову вылавливать из пруда все то «добро», что раньше было накидано туда не совсем сознательными гражданами. С точки зрения специалиста, такая «мусорная археология» даже представляет некоторый интерес, поскольку дает неплохое представление о том, что окрестные жители считали нужным выбросить, и роде их занятий: масляные фильтры от «Жигули», большие куски толстой тепличной пленки, разбитое оконное стекло и кухонная посуда, целые мешки строительного мусора, стеклянные и пластмассовые бутылки, целые упаковки лекарств, детали телевизоров и холодильников, детские игрушки и подгузники… А ведь таких мест в Нарве и ее ближайших окрестностях десятки.

Подожгли пакеты с мусором

Собранные для вывоза пакеты с мусором кто-то из несознательных горожан поджег.

Сдается мне, что это явление является свидетельством отнюдь не плохо налаженной службы вывоза мусора… Видя все это «богатство», вытащенное из пруда, ощутимо представляется пропасть, которая отделяет некоторых местных жителей от истории своего места и земли, на которой они живут. Вот здесь впору призадуматься нам всем, есть ли перспективы развития у города, жители которого не уважают своего прошлого, окружающей природы и не заботятся о месте своего проживания. Признаком сознательного человека является, вообще-то, способность не гадить там, где он живет (где не живет, кстати, тоже – для этого существуют специальные места складирования отходов). Советов никаких я здесь давать не хочу: здесь, как было сказано в одной умной книге, «имеющий уши да слышит».

Кстати, сама идея провести эту акцию уборки родилась у нас с Игорем спонтанно и не была потому приурочена к ежегодной известной многим одноразовой акции по уборке мусора. Накопившийся мусор Игорь относит к ближайшей остановке, где его регулярно убирают местные коммунальные службы, и на том спасибо городским властям. К сожалению, уже в ходе подготовки к печати этой статьи выяснилось, что кто-то поджег приготовленные Игорем для выноса пакеты с мусором. Жаль…Пользуясь случаем, хочу выразить глубокую признательность Игорю Курову за деятельную, непоказную любовь к истории Нарвы, которую он проявляет, занимаясь подобного рода малыми и незаметными добрыми делами.

На этом примере у него есть чему поучиться и остальным жителям нашего города.

Илья ДАВЫДОВ, краевед

Фотографии предоставлены Ильей ДАВЫДОВЫМ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.