Пляж на Липовке. Фото: Даниил Волоцкой

Несколько дней назад некий Анатолий из Нарвы дал интервью датскому ТВ, в котором сказал, что если вдруг на Нарву нападут российские войска, то он, конечно, будет на стороне русских.

И не только он. „Все в Нарве были бы на стороне России,“ – заявил он датскому журналисту. Редакция RusDelfi решила задать вопрос об отношении нарвитян к Путину большему количеству людей, чтобы выяснить, так ли единодушны горожане в своем мнении о российском президенте и его действиях.

Корреспондент RusDelfi сначала отправилась на пляж на Липовке в надежде встретить там Анатолия, потому что интервью с ним состоялось именно на берегу реки. План был задать еще вопросы, чтобы лучше понять его отношение к происходящему в Украине.

Увы, Анатолия на пляже я не встретила. Но познакомилась с веселой компанией из пяти мужчин, загорающих на Липовке. По возрасту им примерно 60-65 лет. Когда я к ним подошла, они что-то бурно обсуждали. От темы поговорить о Путине не отмахнулись. Но двое из них отказались высказать свое мнение, при этом со скамейки, на которой отдыхали, не ушли и проявили активный интерес к беседе.

Один из мужчин, самый разговорчивый и громкоголосый, с активной жестикуляцией, сразу говорит, что у него в роду все русские и украинцы. „Если бы нацики ушли, никто украинцев не трогал бы, – уверенно заявляет он. – Люди должны жить и не страдать. Там нацики все сравнивают с землей, а Россия потом восстанавливает. Это поддержка с ее стороны. Мой дед погиб в концлагере, отец воевал, и я должен на фашизм смотреть?“

Мужчина, сидящий на скамейке, с зеленым листочком на носу, чтобы не обгореть, смеется: „Да он Соловьева насмотрелся, вот и говорит такое, надо меньше смотреть телевизор российский“.

„При чем здесь телевизор? – Резко отвечает громкоголосый мужчина. – Ты же его видел, украинец только что купался здесь, у него по свастике на каждом плече, ушел недавно“.

Его знакомый с листочком на носу возражает: „Таких, кто считает, что раз украинец значит нацист, надо на мост, и до свидания. Кто в 21 веке хочет войну? И вообще как это возможно? И за что с Украиной так? Сам Путин не может объяснить, за что он напал на Украину, и планы свои нормально не объясняет. Правда, вот вчера сказал, что Донбасс захватит и прекратит вторжение“.

„Не захватит, а вернет свое“, – вступает в разговор третий мужчина из этой компании, до этого он сидел с закрытыми глазами, подставив лицо солнцу.

Я спрашиваю его, согласен ли он с мнением, что у президента России есть имперские намерения? „Я против Путина, – спокойно отвечает мужчина, то открывая, то закрывая глаза. – И с его стороны можно ждать любой агрессии и в нашу сторону тоже. Он же сказал, что Петр I брал Нарву. Мало ли что у него там в голове. Конечно, есть имперские замашки“.

„У Путина образование похлеще, чем у тебя, – не удержался громкоголосый мужчина. – А ты тут про замашки и что крыша у него поехала. Все нормально с ним, он знает, что делает. Эстонцы, кстати, боятся сказать правду правительству, как надо себя вести с Россией. Они ведь эстонцы, ждут перемен, а еще слишком хорошо помнят, как депортировали их родителей, не хотят, чтобы повторилась история. Молчат поэтому“.

Мужчина с листочком на носу подтрунивает над своим знакомым: „Вот, наверное, твои предки-кэгэбешники и депортировали“.

„У меня не было коммунистов в семье, а кэгэбешников тем более, – огрызается в ответ громкоголосый так энергично, что я непроизвольно делаю шаг назад. – Я считаю, что нечего нам бояться Путина. Война с Эстонией никому не нужна. Здесь только мир будет. Посмотрите, все строится, Нарва с каждым годом все лучше. Я войне не радуюсь и уж точно не хочу ее продолжения, поймите правильно. Только не нужно обижать соседнюю страну. И вообще не сравнивайте Эстонию и Украину. Эстония – прекрасная страна, националистов здесь нет“.

В этот момент молчавшие мужчины начинают шутить, на сколько лет и на какой штраф уже наговорил их знакомый.

„Вы хотите, чтобы Нарва стала частью Россию?“ – задаю я вопрос громкоголосому.

„Что вы, нет, – отвечает он, но уже потише и поспокойнее. – Меня сейчас все устраивает. Но обидно, что политики из Таллинна к нам, здесь живущим, наплевательски относятся. Мы как отбросы, там где-то они живут хорошо, а нам мало внимания. Думаю, они все видят из Таллинна. С коррупцией вот нарвской хотят разобраться, что-то сделают, а потом новые приходят и снова в эту кормушку забираются. Хотя ее меньше сейчас стало. Но Нарва – это Эстония однозначно“.

Мужчины начинают между собой спорить, переключаются на разговор о делах в Нарве. Я решаю спросить мнение у других отдыхающих на пляже.

Здесь у нас лучше, чем в России

30 градусов. Кто-то сидит под палящим солнцем, дети с криками носятся по песку, ухо радует плеск воды, кто-то все-таки пытается спастись в тенечке. В основном это кормящие мамы и пенсионеры. Среди спасающихся – Альбина. Она пенсионерка. Спрашиваю ее верит ли она, что со стороны России может быть военная агрессия по отношению к Эстонии. Брови Альбины резко идут вверх: „Кто это вообще сказал? – Очень удивленно в ответ спрашивает она меня. – Нет и намека от России на военную агрессию в нашу сторону. Не будет этого. Эстонцы – люди мирные, доброжелательные. А на Украине, я считаю, они сами должны разбираться между собой. У них там столько народностей. Вот пусть сами и разбираются. А в Эстонии у нас все довольные, у нас все хорошо, слава богу. Здесь у нас лучше, чем в России. У меня родственники в Ивангороде, я вам точно скажу, что там жить тяжелее. Там единицы, кто на фабрике работал, получают нормальную пенсию, у всех остальных – она маленькая“. Альбина рассказывает, как живут ее знакомые в Ивангороде, что справляются только те, кому дети помогают или кто еще может подрабатывать, и как она рада, что живет здесь, а не там, поэтому изменения ей не нужны. „Страшно, я смотрю, как бомбят Украину, очень страшно и очень жаль их“, – говорит Альбина в финале нашего общения.

Я лично Путина здесь не жду

Совсем у реки, на небольшом пледе расположился Роман, мужчина средних лет. Сейчас он загорает стоя. Слегка завидую, что у него есть кепка. Стоим на самом солнце. Знакомимся, рассказываю ему про Анатолия, спрашиваю того же ли он мнения. „Я лично Путина здесь не жду и не поддерживаю, – спокойно отвечает Роман. – У меня нет сепаратистских настроений. Меня все устраивает, я гражданин Евросоюза“. Роман считает, что война – это плохо. По его словам, сделать он лично ничего не может, к сожалению. А когда анализирует возможности Эстонии, то понимает, что финансовой мощи у страны нет, военной тоже, по факту Эстония может помочь Украине морально. „Украинцы, конечно, тоже не просто так попали в эту ситуацию, – размышляет Роман. – С нацизмом заигрывали, русских притесняли. Конечно, желаю, чтобы война быстрее закончилась. Главное, чтобы не началась Третья мировая. Если НАТО втянется в это дело, то мы все превратимся в радиоактивную пыль“. Роман уверен, что с Россией лучше жить мирно. Торговлей, например, заниматься. Это выгодно обеим странам. Он думает, что вводимые санкции играют против Эстонии, на самом деле, а не против России. „Мы сколько лет обзывали Россию, что она на нефтегазовой игле сидит, – добавляет мужчина. – А выходит, наоборот, это мы на игле, а Россия – дилер, если в этой уличной терминологии говорить. Наркоманы против дилеров? Думаю, что в этой схватке победят дилеры“.

Спрашиваю, где он берет информацию о том, что происходит в Украине, вообще в мире, чтобы делать выводы.

„Ну уж точно не из российских СМИ, – улыбается Роман. – У нас, кстати, отключили российские каналы. Причем обрезали часть каналов, а взамен ничего не дали. Я конкретно этим не доволен. Могли бы, если уж обрезали, то закинуть другие какие-то каналы. Пусть не на русском, а музыкальные, например, какие-нибудь“. Роман рассказал, что ищет информацию в интернете, в основном смотрит каналы на ютубе. Уверен, что правду не говорит никто. Но считает, что украинские каналы более пропагандистские и экстремальные, чем другие.

Путин прав, он защищает своих

Недалеко от того места, где загорает Роман, мужчина удит рыбу. А на над ним, уже на променаде стоит мужчина. Поднимаюсь к нему. Вместе следим за ловкими движениями рыбака. Мужчина представляется Евгением. Спрашиваю его, видел ли он материал про интервью Анатолия датскому ТВ. Он видел. „Правильно тот мужик сказал, – деловито объясняет Евгений. – Я тоже поддерживаю позицию Путина, хотя у меня родственники в Киеве живут. Много у меня знакомых и на Донбассе. Перезванивались раньше часто, рассказывали, как их украинцы бомбят. Именно поэтому считаю, что Путин прав, он защищает своих. Своих всегда надо спасать“.

„А если Путин решит спасать кого-то в Эстонии?“ – интересуюсь я у Евгения.

„Это вряд ли, – отвечает он. – Эстония, конечно, много русофобией занимается. Но не в таких масштабах. Россия сюда не придет, какой смысл? Хотя с нашей стороны меньше санкций стоило бы вводить. С соседними странами, я считаю, надо дружить. Мы же вот, через речку с Россией. А слушаем почему-то американцев, которые через океан от нас“.

Он развязал войну, всех с ума свел

После пляжа уже вместе с оператором едем в город, хотим снять мнения людей на видео. Многие останавливаются, но просят сначала озвучить им вопрос, и когда слышат, что он про Путина, кто-то сразу уходит, кто-то извиняется и говорит, что „ему скоро менять паспорт в России“, „а если там увидят и у меня будут проблемы?“, „вы только шумиху поднимаете“.

Мужчина, которого мы встретили рядом с торговым центром „Астри“, категорически не поддерживает позицию Путина. Он из Эстонии, гражданин России и работает там уже 30 лет. „Я воспитан на традициях советского времени, что войны не должно быть ни в каком случае, – говорит мужчина. – Тот, кто начинает первым войну, он всегда не прав“. Если вдруг произойдет нападение, то он останется на стороне тех, на кого напали. Он готов приехать из России и защищать Эстонию. „То, что я живу и работаю в стране, не означает согласие с ее политикой“, – заключает он.

Одна женщина, сидевшая в парке Герасимова на скамейке начинает отвечать на вопрос, как она относится к позиции Путина. Сначала она говорит: „Разве можно его поддерживать? Он развязал войну, всех с ума свел, весь мир переполошил, как его можно поддерживать? Зачем такой вопрос задаете? Мы такое поколение, наши родители столько пережили, мама часто повторяла „только бы не было войны“. Он же…“. Женщина чуть смолкает, слова теряются, на глазах – слезы. Она резко встает со скамейки и уходит. Пакет в ее руках быстро раскачивается в разные стороны.

Другая женщина, гуляющая в парке с внучкой, очень уверенно отвечает, что поддерживает позицию Путина. „Я – россиянка, у меня российский паспорт, я всегда голосую только за Путина, – говорит она. – Даже в этом году у нас убрали консульство, я поеду голосовать в Таллинн именно за Путина, потому что я ему верю, он ведет очень правильную политику, мне нравится его политика“.

Самое главное, чтобы в Эстонии было хорошо

У молодой девушки спрашиваю, среди ее знакомых больше людей, кто поддерживает Путина или наоборот? „Скорее, больше тех, кто поддерживает“, – отвечает она.

Молодой человек особо за политической ситуацией не следит, но ему на нравится, что делает Путин. Вполне возможно, предполагает он, что когда-то Россия может переключить свою агрессию и на Эстонию.

Женщина на остановке рассказывает, что кто-то из ее знакомых поддерживает Путина, кто-то нет, смотря у кого какие взгляды, ее позиция: „моя хата с краю“. Она говорит: „Самое главное, чтобы у меня в Эстонии было хорошо“. В военную агрессию против Эстонии она не верит абсолютно, потому что здесь живут добрые люди.

 

DELFI

1 комментарий
  1. Задавать вопросы провакационные заведомо зная, что и чем карается в Эстонии. Это не корректно.

Добавить комментарий для Moni Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.