Реабилитировать перед слушателем исторически ответственный за басовые голоса в партитурах фагот взялся  Пеэтер Сарапуу.

Организаторы весеннего концерта Нарвского симфонического оркестра, с чуткостью саперов выбирая репертуар в наше тревожное время, пришли к оригинальному и рискованному решению.  Соло с оркестром было предложено мало знакомому широкому кругу слушателей таинственному фаготу.

Тем удивительнее было видеть комфортно заполненный публикой зал Geneva kontserdimaja вечером солнечного субботнего дня 2 апреля.

Программа имела подзаголовок «Лики фагота. Век XVIII, век XX» и развивалась ретроспективно, посвятив первое отделение временам не столь отдаленным.  Бразилец Вилла-Лобос и эстонец Хейно Эллер, родившись с разницей в два дня в марте 1887-го, вошли в большую музыку на гребне подъема национальных композиторских школ рубежа XIX-XX столетий и интереса Европы к этносу. И в «Бразильской бахиане»,  «Ария» из которой в переложении для оркестра дирижера Анатолия Щура открыла программу, и в сюите Эллера «Пять пьес для струнного оркестра», сквозь ученость и мастерство, сквозь впечатления от старших гениев (Баха, Чайковского) слышен mother tongue, язык родной культуры, на что и отзываются в первую очередь наши слушательские сердца.

Реабилитировать перед слушателем исторически ответственный за басовые голоса в партитурах фагот взялся наш таллиннский гость, лауреат многочисленных конкурсов, неустанный участник престижных международных фестивалей, профессор Эстонской академии музыки и театра, с 2005 года – первый фагот государственного оркестра Пеэтер Сарапуу.  C первых звуков концерта Вилла-Лобоса «Ciranda das Sete Notas»  музыкант ошеломил зал невероятной палитрой тембров,  покорил легкой и безупречной виртуозностью, располагающей искренней и интеллигентной манерой исполнения.

Со вторым, барочным ликом фагота публике предстояло познакомиться, отправившись вместе с Пеэтером Сарапуу  в «прекрасное далеко» во втором отделении программы, которое открылось сочинением  Антонио Вивальди.  Наконец, «вишенкой на торте» стал  «Дивертисмент» Вольфганга Амадея Моцарта.

Нарвский симфонический, выступая в этот вечер в камерном составе, буквально по ходу действия демонстрировал нарастающую сплоченность ансамблевого звучания, заражая зал вирусом азартного музицирования, даруя радость мирного и возвышающего общения.

Лариса Щура

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.